RimWorld вики
Advertisement

ПРЕДИСЛОВИЕ[]

Здравствуйте! Я автор этого рассказа. Возможно вы уже ознакомились с текстом и немного удивлены тем, что он в корне изменился. Наверное это было ошибкой, но все мы меняемся, возможно к лучшему, а возможно и не совсем. Предыдущий текст был моим первым опытом публикации, и я не был уверен, что он кому-либо придется по вкусу, но был приятно удивлен. Однако тот текст разочаровал меня самого, поэтому я принял решение в корне поменять его направление, чтобы сделать его лучше. Лучше для вас. Надеюсь вы отнесетесь к этому с пониманием, а я буду иногда обновлять его, добавляя все новые страницы истории. Спасибо за поддержку, ибо если бы не вы, мне не хватило бы духу продолжать этот проект. Приятного чтения!

На корабле раздался громкий вой сирены, бортовой ИИ принял решение вывести людей из анабиоза и подготовить к возможной эвакуации. 

Очередная экспедиция, которая не обходится без ЧП. Тревога запускалась при обнаружении неполадок в бортовых системах, и тогда из анабиоза выводили только инженерный корпус корабля. В течение полета не один десяток раз приходится обслуживать жизненно важные агрегаты.  Но на этот раз, все было как-то по-другому. Похоже, что «разбудили» весь экипаж. Сейчас  должны дать сигнал к отбою или открыть капсулы и отправить нас устранять поломку, но время тянулось.  Неожиданно для всех, палуба содрогнулась, а вдалеке раздался громкий хлопок. Свет потух…  зажглись лампы аварийного освещения,  по коже побежали мурашки…а вот и сигнал!  Из динамиков начали раздаваться громкие гудки.  Два коротких, один длинный… Это же не?…  Тираду динамиков завершила серия длинных гудков.  На нас напали!!!  Издалека были слышны серии звонких хлопков, теперь я понял, за бортом велась перестрелка! Есть лишь одна технология, способная пробить наши щиты. Аномальное оружие «Предтеч», а это повод начать эвакуацию. Подо мной зажужжали моторы, и моя капсула медленно поползла в разгонный отсек. 

            Ремни начали стягивать конечности, на голову опустилась маска. Нагнеталось давление, от чего заложило уши, боковым зрением я увидел людей из корпуса безопасности. Они поддерживали порядок на корабле, а теперь должны были обеспечить эвакуацию. 

            Капсула ползла слишком медленно, рельсотрон был явно перегружен, скорее всего, первый залп прошел по реакторному отсеку. Только спустя минуту я был на точке отправления, два манипулятора заковали мою капсулу в специальный посадочный модуль. Даже сквозь несколько слоев стали и наполнитель моей капсулы, я слышал гул заряжающихся конденсаторов. Я чувствовал его. Сейчас, одновременно со мной, корабль покинут около двух сотен человек, через несколько минут еще столько же. Половина будет сбита, и мне бы очень не хотелось оказаться в их числе.

            Я почувствовал движение, и через секунду резкий толчок. Выстрел. Наступила тьма. Резким рвотным позывом ко мне вернулось сознание, во рту был металлический привкус крови, а глаза никак не могли сосредоточиться на данных с монитора. На встроенном в маску экране отображался ход полета и расчетная траектория. По расчетам я должен был приземлиться на ближайшую планету, на которой, по предварительному анализу с датчиков основного корабля, есть пригодная для жизни атмосфера. Мне нужно скорректировать траекторию, благо маневровые двигатели еще заряжены. Сначала я попытался связаться с другими челноками, ответа не последовало, но я все же выслал свои координаты посадки. Спустя пару минут полета мне пришло два автоматических подтверждения.

            Через несколько минут модуль вывел капсулу на заданную траекторию, началось вхождение в атмосферу. Скорость была слишком велика, вхождение в плотные слои вышло чересчур жестким . Датчики сообщали о потере герметичности, а под маску стала затекать жидкость. Вдобавок к и так плачевной ситуации, появился риск захлебнуться токсичной жижей. На экране появилась расчетная высота и обратный отсчет до приземления. 10…9…8…7…Открылись закрылки, отовсюду доносился жуткий скрип. Зажглись тормозные двигатели, разогреваясь для финального рывка. 3…2…1… Оглушительным хлопком взорвались защитные колпаки и зашипели посадочные сопла. Произошел удар. Корпус окончательно потерял целостность. По крышке капсулы поползли трещины, маска отошла от лица. Защипало кожу, а в легких не осталось кислорода. Секунды длиною в вечность. Охваченный паникой я пытался высвободиться из зажимов. В ушах доносилось нарастающее гудение. Мгновение спустя, посадочный модуль отстрелил остатки корпуса, и тут же сработали пироболты, срывая крышку моего саркофага.  Выбравшись из лужи липкой субстанции, я наконец смог откашляться и вздохнуть полной грудью.

            Ноги не держали, нужно срочно прийти в себя, рано умирать, еще рано... Небо рассекали две дымные полосы, уходящие далеко за горизонт. Что ж, надеюсь, с ними все в порядке.

 

 

 

Часть 1. С прилетом.[]

 

 

            От долгого пребывания в анабиозе, медленно, но верно теряется чувствительность в конечностях, благодаря чему, даже тяжелые травмы, достаточно легко переносятся. Некоторых это пугает, а некоторые считают это приятным бонусом, для меня это скорее второе. Все тело покрывали синяки, а на левой руке был довольно глубокий порез. Сорвав рукав, на скорую перевязал рану.

 Нужно перевести дыхание и подумать. Присев на голую землю и оперевшись на холодный метал стальной стенки челнока, огляделся вокруг. Сердце бешено стучало, голова шла кругом. Красиво. Как же вокруг красиво. Я приземлился посреди маленькой поляны, в центре которой, от сильного удара образовался небольшой кратер. Поляна была окружена лесом, а правее меня возвышался большой скалистый холм. Нужно подняться туда, дабы разглядеть окрестности. Растения имеют зеленую окраску, значит, планету уже можно отнести к земному типу. Никаких следов фауны пока не заметно. Захотелось вздремнуть, как после многочасовой рабочей смены, когда проблемы валятся одна за другой, а ты забыл дома бодрость. Нет! Первым делом нужно обустроить лагерь, отдых потом. Было бы глупо проснуться мертвым от того что, пока ты дрых, тебя скушало что-то инопланетное, хотя в данной ситуации, что-то инопланетное это я. О чем я рассуждаю!? В бой!

Поскольку в прошлой жизни, которая закончилась полчаса назад я был главой инженерного корпуса, я всегда держал при себе универсальный мультитул. «УНИ» или «Балон» на профессиональном жаргоне, представлял собой вытянутый, тяжелый цилиндр который совмещал в себе множество различных модулей – инструментов. Благодаря технологии миниатюризации, которая использовала «карманное» измерение, я мог носить с собой пол тонны различных устройств, не ходя при этом в фитнес .

Еще никогда я не был настолько счастлив, держать в руках свой рабочий мультитул. Повернув кольцо на основании цилиндра, я переключил его в режим сборочного комплекса. Верхняя часть разделилась, выпуская агрегатную часть с соплами трехмерного принтера.  С помощью этого модуля, я смогу выстроить себе убежище. Но радость длилась не долго, световой индикатор на дне цилиндра, жаждал позлорадствовать над моей самоуверенностью. По уставу нужно менять энергоячейку перед каждой процедурой гибренации, то бишь, перед входом в анабиоз. Но поскольку мне было лень, я подумал, что успею сделать это после выхода из сна, но судьба помахала мне перед лицом огромным кукишем. Настолько огромным, что его гравитация могла бы искажать пространство. Поскольку менять батарейку теперь не на что, нужно будет сначала построить зарядную станцию. А это ну никак не входило в мои приоритеты, поскольку замерзнуть ночью, заряжая батарейку, было бы совсем не к месту. Придется поработать ручками, зря я все-таки не ходил в фитнес.

Сперва нужно соорудить укрытие. Одна из стенок челнока, после того как отстрелилась, упала упершись на большой камень, и могла идеально сойти за крышу. Минус одна проблема. Теперь нужно подумать о тепле, уплотнитель из челнока можно приспособить под спальное место. Стенки убежища можно выстроить из палок, а пропитав их амортизирующей жидкостью, можно добиться ветроустойчивости. Дверь можно соорудить из веток, а когда оставшаяся в саркофаге,  жидкость подсохнет, ее можно будет смешать с песком и покрыть этим составом дверь и стены, многократно повысив прочность моего убежища. Волк точно не сдует. На выполнение поставленных задач ушло чуть более двух часов, и дом из труда и палок считался законченным. Нужно позаботиться о тепле, поскольку уже начинало темнеть, перспектива превратиться в полуфабрикат, становилась все более реальной. Костер разводить глупо, слишком приметно и пожароопасно. Но ведь можно поковыряться в маневровых двигателях!    

Аккуратно разобрав (Раздробив все палкой) крепления одного из четырех небольших  ракетных двигателей, уронил двигатель на землю и осторожно извлек (выковырял палкой) топливный элемент. Коробочка с изотопами немного фонила и выделяла токсичный газ, но нет вещей, с которыми бы не справился мой суперклей из земли и геля. Добившись герметичности, попытался запустить химическую реакцию. Копаясь в проводках и трубках, понял что реакцию можно запустить только научным путем, а именно методом кинетического воздействия на капсулы с изотопами. По этому, я по-научному треснул кубик о ближайший камень и спустя минуту, топливная ячейка стала нагреваться, буквально обжигая руки. Лишь бы не рванула.… Поставив мой новый обогреватель в центре своего вигвама, обложил его камнями и засыпал песком. Теперь я обеспечен теплом надолго, к тому же в запасе еще три таких же топливных ячейки.

Вскоре стало совсем темно, у этой планеты не было никаких естественных спутников, способных отражать свет здешней звезды, а небо было покрыто непроглядной белой пеленой.  Единственное, что выделялось сквозь кромешную тьму – это редкие зеленые сполохи вдалеке над кронами деревьев и небольшие светящиеся вкрапления на траве.

Тишина оглашалась множеством еле различимых звуков, казалось, кто-то шепчет из темноты, отчего становилось очень жутко. Если доживу до рассвета, сделаю прибор ночного видения из маски и встроенного в нее монитора. Для дыхания она мне уже вряд ли пригодится, так что негоже ей валяться среди обломков.  Хочется кушать, капсула поставляла организму питательный раствор, но оставшийся без подпитки организм требовал еще.  В аварийном ящике под капсулой, должны быть рационы НЗ, но зачем думать головой и переносить их заранее, если можно посидеть в теплом домике и подумать о вечном?  Вот и я не пойму. Нужно поспать, еще лучше – обработать рану, иначе можно схлопотать заражение, хотя… если верить нашему медику, надеюсь он выжил… в костюмы работников инженерного корпуса, ввиду чрезвычайно высокой травмоопасности профессии, вшит слой с антисептиком и даже ряд инжекторов с антибиотиками. Надеюсь что это правда, поскольку аптечка также находится в аварийном ящике, а выходить за ней наружу что-то боязно. Эх, надеюсь меня тут никто не найдет, по крайней мере тот кто проявляет ко мне исключительно гастрономический интерес. Осталось дожить до рассвета…хм…прям, как в одном старом фильме… фильме ужасов.   

Тревожные чувства не покидали голову, но усталость и чудовищный стресс все-таки тоже имеют вес. Нужно поспать. Повернувшись спиной к куче горячих камней, укутался в куски уплотнителя. Уютно, но дома все-таки лучше. Снаружи постоянно что-то шуршало, заставляя напрягаться, но долго сопротивляться сну не получилось, и я провалился в царство морфея. Даже немного ниже.

Ночь оказалась скупа на сновидения, но не к месту жаловаться. Вместо этого лучше встать и посчитать все ли конечности на месте. Скинув с себя тонкие ошметки ткани, в которую был завернут уплотнитель, осмотрелся вокруг. В стене зияла солидная дыра, свет из которой целил мне точно в глаз, заставляя щуриться. Осмотрев отверстие в стене, диаметром примерно с локоть, обнаружил на выломанных палках потеки синеватого вещества, почти сливающегося, с гелем покрывающем стены. Похоже, кто-то пытался вскрыть мою берлогу, но не рассчитал силы и при ударе напоролся на обломки стены. Интеллектом этот «кто-то», явно не блещет. Что ж, если бы он постарался, то вполне мог бы прорваться, что не может не огорчать. Судя по наличию существ, обладающих подобной силой, планета находится в разгаре эволюционного цикла. Плохо. Разнообразие фауны тут должно быть огромное. Или я что-то путаю? Допустим, вчера приземлившись, я распугал дневных обитателей, но привлек внимание ночного. Однако почему не было никаких следов здешних обитателей? Синеватый оттенок крови может о многом рассказать, но только не мне, я прогуливал лекции по ксенопланетарной макробиологии.

Выйдя наружу, я смог оценить настоящие масштабы трагедии, стены убежища поросли непонятной плесенью, сочная зеленая трава теперь выглядела, как прошлогодняя солома. Но больше всего меня удивил тот факт, что посадочный модуль был перевернут и лежал гораздо дальше от убежища чем вчера.  Что тут вообще произошло!? Я все это проспал!? Нужно быть Годзиллой, чтобы хоть на миллиметр сдвинуть многотонный аварийно-посадочный блок-носитель, коим являлся мой разбитый челнок. Голова скоро взорвется от потока вопросов. Во что я вляпался? Если верить глазам, то получается совсем нелицеприятная картина. Меня либо ночью сам господь охранял, либо я понятия не имею, почему я еще жив. У меня скоро будет истерика, раньше обо всех непонятных вещах можно было спросить у «белых халатов» из исследовательского корпуса, или попросить корпус безопасности превратить это «что-то непонятное», во что-то нежизнеспособное, но к кому обратиться сейчас? Как минимум двое однополчан, упали в нескольких днях езды, но связи нет, надежды нет, ничего нет. И что больше всего бесит, я не могу посмотреть себе в глаза и дать пощёчину. Нужно собраться, ведь бывало и хуже. Да кого я обманываю!? Хуже быть не может. Хотя после этих слов, люди частенько вдруг ощущают, что они были чертовски неправы.

Что ж, будем решать проблемы по мере их поступления, думаю, сначала стоит позавтракать.  Добежав до челнока, попытался добраться до аварийного ящика, стенки были сильно деформированы. Приложив все усилия, попробовал сорвать крышку, но тщетно. Придется вернуться за «УНИ». Сбегав туда и обратно, притащил инструмент. Оценил оставшийся заряд батареи. Важно чтобы ее хватило на сборку зарядной станции. Индикатор показывал примерно семь процентов. Повернув кольцо у основания инструмента, переключил его в режим импульсного резака. Корпус раскрылся, выпуская жало обернутое радиатором с трубками, по которым циркулировала охлаждающая жидкость. Придется работать на малой мощности, дабы сберечь ресурс, да и не повредить содержимое ящика. После нажатия на рукоять, из жала показалась яркая белая струя длиной с ладонь. Нельзя терять не минуты, аккуратно водя резаком вдоль крышки, постепенно выводил контур отверстия, увеличивая свои шансы на сытный завтрак. Наконец закончив, переключил резак в режим магнитного захвата и вытащил горячий металл, откинув его куда подальше.

Содержимое ящика не могло не радовать, по рейтингу полезности, он бы получил десять звезд из пяти. Недельный запас рационов, который вполне можно растянуть и на месяц, несколько опресняющих фильтров для воды, аптечка и несколько капсул с редкоземельными компонентами, для сборочного комплекса в моем «УНИ». Порадовало наличие походной сумки, аккуратно сложенной, заботливыми руками работников из корпуса безопасности. Также в недрах ящика лежала герметично упакованная коробочка непонятного содержания. Но поскольку жадность фраера сгубила, решил покамест ее не трогать. Отлично! Баланс плохих и хороших новостей восстановлен. А в желудок попали куски сублимированной пищи, и несколько капсул с витаминами.  Сложив в сумку свой нехитрый скарб, отправился «домой». Выкопав внутри убежища небольшую яму, обложил ее плотной тканью и спрятал в ней припасы. Пришло время подлатать руку. С великой надеждой открыл аптечку и заворожено разглядывал, хранившиеся там препараты. Множество колб с непонятным содержимым отложил в сторонку. А вот и заветная баночка с антисептическим порошком! Но для начала нужно приготовить мини-шприцы с обезболивающим раствором. Одноразовые иньекторы придумал гений, легко открываются и могут применяться даже детьми, разумеется, если им исполнилось восемнадцать лет.

Аккуратно сняв повязку с левой руки, осмотрел рану. Края розовые, немного кровоточит, затягивается очень неохотно. Выходит, все же инфекция. Обильно засыпав разрыв желтоватым порошком антисептика, резко вколол обезболивающее, поскольку чуть было не закричал от процесса оздоровления. Теперь антибиотик. Он должен быть где-то в недрах аптечки, надо было подготовить его заранее, но думать головой – для слабаков, а мы не ищем легких путей. Стараясь ни на миллиметр не шевелить левой рукой, наконец, нашарил заветный шприц с антибиотиком. Это было нечто особенное, даже корабельный лазарет не мог похвастаться таким экземпляром. Этот антибиотик обладал просто волшебными свойствами, и был просто волшебно дорогим. Но его не пожалели положить на случай ЧП, учитывая, что он мог никогда и не понадобиться. Ценился он за безвредность для организма и смертоносность для практически любых инфекций.  Единственный минус – он всего один, а рана пустяковая. С другой стороны, новой руки днем с огнем не сыскать. Что ж, все-таки приберегу его для худших времен. Надеюсь, иммунитет справится. Немного пошарив по аптечке, наткнулся на тюбик с надписью – «Жидкая кожа». Замечательно! Рану не придется зашивать. Залив гель вдоль разреза, замотал руку все теми же обрывками рукава.

Жизнь постепенно налаживается, теперь стоит осмотреться и узнать, что все-таки покрыло стенки моего логова. Выйдя наружу, поближе осмотрел плесень. Это был белый налет, напоминающий паутину из которого во многих местах, торчали грибоподобные наросты. Нужно провести анализ, похоже, эта дрянь, как-то взаимодействует с амортизирующей жидкостью, которой я обильно смазал стены. Но мне всегда казалось, что с этой токсичной жижей, никакие биологические организмы, наотрез не хотят контактировать. Хотя о чем это я, другая планета – другие правила игры. Ладно, плесень плесенью, а мне нужно спешить, я пока точно не знаю, сколько длятся здешние сутки, поэтому идем от противного. Нужно срочно придумать, как зарядить батарею «УНИ», без этой штуки я не выживу, можно конечно смастерить каменный топор, но он немного уступает по эффективности импульсному резаку. Единственный источник энергии на данный момент – это топливная ячейка засыпанная камнями, изотопы в ней будут еще долго разлагаться, выделяя все большее количество тепла и со временем, придется с этим как-то разбираться. Чтобы контролировать реакцию, ячейка должна быть подключена к бортовому компьютеру. А я сильно сомневаюсь, что он уцелел. Да и подключить его сюда будет проблематично. Нужно придумать, как преобразовать тепло в энергию, так я смогу убить двух зайцев одной идеей. Термогенератор, сможет поглощать излишки тепла, и подзаряжать «УНИ». В этом направлении и будем мыслить.

Пора приступать к возведению сия чуда техники, надеюсь четырех процентов заряда будет достаточно.  Повернув кольцо, заставил «баллон»  трансформироваться. Нехотя, корпус стал раскрываться, выпуская из своих недр, сборочный комплекс. Задняя часть корпуса откинулась, открывая доступ к консоли управления. Пальцы приятно легли в предназначенные для них лунки внутри цилиндра. Теперь мне нужно синхронизироваться со строительной матрицей. Самое страшное, с чем приходится столкнуться каждому инженеру – это процедура «подключения». В зависимости от того правша ты или левша, тебе удаляют нервные окончания в руке, вставляя на их место сверхпроводники, и протягивая дополнительные нити механических нервных сетей прямиком в мозг. Не то чтобы это было больно, учитывая, что во время операции ты спишь, просто это трудно принять. Организм будто кричит, пытается препятствовать вмешательству в его личное пространство. Некоторые, месяцами пребывали в жуткой депрессии по непонятным до конца причинам. А некоторые жаловались, что постоянно слышат в голове переговоры по рации. Тогда приняли решение об обязательном, двойном экранировании сетей. Каждый палец был своего рода «контактом», через которые происходил обмен информацией между инструментом и оператором. Очень странно видеть виртуальные схемы «наяву», а не на экране монитора, но мне нравилось. Изобретение этой сложной системы послужило настоящим прорывом в кораблестроении. Если бы не дороговизна и некоторые побочные эффекты, все бы давно уже врезали себе такие штуки. Ну... я бы врезал. Я ведь врезал? Вот так вот.

Такс, перед тем как начать возведение структуры, нужно наполнить накопитель материалом. Капсула с редкоземельными элементами заняла свою лунку. Эти материалы позволят создать тонкую электронику и основную начинку прибора. Теперь нужно заправить материал, из которого будет состоять корпус. Пришлось немного подравнять крышу убежища, откусив от нее стабилизаторы. Все готово, осталось только нарисовать в голове схему прибора и отдать приказ к действию. Перед глазами начинал вырисовываться контур будущего агрегата. Контактные площадки плотно обхватывают камни, датчик уходит вглубь и касается топливной ячейки и имея при себе счетчик Гейгера. Форма корпуса пусть будет округлая с рублеными краями, на верхней грани должен быть дисплей с основными показателями.  Справа док станция для батареи, а под ней два контакта для прочих нужд. Конвертер должен быть с максимально возможной площадью контакта и по идее должен иметь семидесяти процентную эффективность. Теперь, пожалуй, можно начать строить.  Прокричав в голове команду «Приступить к выполнению заложенных задач!», направил манипуляторы сборочного комплекса на виртуальную схему. Теперь главное не дергаться. Сопла на концах манипуляторов бегали из стороны в сторону, выстреливая молекулы вещества и выстраивая их в нужном порядке. Начал вырисовываться скелет и основные системы устройства. Слой за слоем рос прибор, призванный стать сердцем этого скромного жилища.  Индикатор заряда предательски моргал, извещая об истощении источника энергии. «Потерпи дружище! Еще немного!» - Произносил я у себя в голове. Плевать на корпус, лишь бы основные системы были возведены. Устройство послушно отозвалось и приняло новый приоритет, возводя сначала систему теплового конвертера. Заряд тем временем опустился до одного процента. Видать, я родился в пальто, поскольку аппарат успел закончить работать с электроникой и начал доделывать корпус, заглох почти допечатав верхнюю крышку. Отключился он слишком резко, процессор видимо, принял решение окончательно «высосать» батарею наплевал на защитные протоколы, призванные плавно отключить аппарат от оператора. Несмотря на последующий за этим, приступ панической атаки, я был ему очень благодарен. (Ну, после того как снова смог шевелить конечностями)

Пришлось вручную складывать «УНИ», после чего извлекать энергоноситель. Жаль, что я не могу воспроизвести его копию, производство таких батареек требует огромного производственного цикла, поскольку они работают по измененным физическим принципам. Это уже больше научная задача, нежели инженерная. Я был лично знаком со многими учеными с нашего корабля, поскольку им постоянно требовалось что-то починить, построить или расчистить. Но это было взаимовыгодное сотрудничество, поскольку они загружали в наши «вшитые» нейросети самые продвинутые чертежи для «УНИ», многие из которых потом надежно шифровались, поскольку представляли серьезную опасность для окружающих. Вообще в наше время, слова чародей и ученый можно по праву считать синонимами. Они проворачивали такие вещи, от которых просто мурашки на мурашках появлялись. Но не смогли придумать, как защититься от нападений «Непознанных», которые несмотря ни на что, выследили нас и разорвали на кусочки «Стрелу», тот корабль, на котором мне довелось отправиться в свою, уже последнюю экспедицию. «Стрела» был отличным кораблем и хорошим другом, он единственный синтетический интеллект на моей памяти, который по-настоящему заботился о людях, а не следовал заложенным в него инструкциям. Никто не понимал, как ему удавалось, быть таким… человечным. Но теперь он превратился в груду растерзанных обломков, рано или поздно, и меня ждет такая судьба.

Что ж, время покормить «УНИ». Батарея идеально встала в док-порт зарядной станции. Теперь проверим работоспособность этой штуковины. Дисплей был черно-белым, поскольку для создания сложной электроники, нужно раздобыть особые минералы, которыми наверняка богата близлежащая скала. Она обязана быть ими богата, а не то я обижусь. Управлять генератором было не сложно, нужно лишь ввести набор команд и контактные площадки начнут вытягивать из камней тепло. Несколько нажатий и процесс пошел. Дисплей вывел информацию о температуре и коэффициент эффективности конвертации тепла в энергию. Этот показатель не превышал шестидесяти процентов. Это было ниже моих ожиданий, но грех жаловаться, ведь он мог не превышать и нуля процентов. Всего несколько киловатт в час, на полную подзарядку батареи уйдет часов шестнадцать. Но потом у меня будет гораздо больше возможностей, нежели сейчас.

Основные задачи на сегодня выполнены, теперь самое время укрепить стены и заделать брешь. Крышка, которую я вырезал из аварийного ящика прекрасно подойдет, чтобы укрепить дверь, а стены стоит обложить вторым слоем из бревен потолще, благо в лесу много упавших, не слишком больших деревьев. За пару часов удалось укрепить дверь и натаскать достаточно бревен. Очищать от веток не стал, поскольку это займет слишком много времени, а если подумать, ветки и сучья могут сыграть роль дополнительного барьера для незваных гостей.  Брешь в стене решил приспособить под смотровое окно, немного укрепив его по контуру и смастерив затычку из небольшого пенька, который подпирался изнутри большой веткой. При необходимости, его можно вытащить и осмотреться, без нужды выбираться наружу.

Солнце начало садиться, через пару часов уже будет кромешная тьма. Оставшееся время я потратил на укрепление стен. Натаскав из леса булыжников, обложил ими стены своей хижины наполовину от своего роста. Выглядит надежно. За полчаса до захода солнца, успел повтыкать острые палки по периметру, вкопав их наполовину в землю. Ночка номер два, надеюсь мой ареол удачи при мне. Пора укладываться спать и обдумать планы на завтра.

В первую очередь необходимо озаботиться системами безопасности, хотя бы самыми примитивными, до тех пор, пока не зарядится «УНИ». Пока батарея полностью не впитает мощность, снимать ее с зарядки опасно, нужно следить, чтобы в нее стабильно поступала энергия, иначе она может потерять большую часть своей емкости. Также нужно подумать о системах освещения, но я не знаю, будет ли свет отпугивать тех существ или наоборот – привлекать. Нельзя рисковать, нужно проводить исследования и для начала сделать прибор ночного видения, о необходимости в котором я благополучно забыл. Надо перекусить, доел начатый утром рацион и проглотил еще одну витаминку.

Провалившись в свои мысли, незаметно для себя, погрузился в сон.

 

Часть 2. Лучшее позади.[]

            Нормально поспать не удавалось, из-за постоянных плохих предчувствий, каждые полчаса вскакивал, в поиске пары красных глаз наблюдающих за мной из темноты. Постоянно ворочаясь, слушал звуки доносящиеся снаружи. Снова слышались непонятные шумы, то и дело казалось, будто сотни маленьких ножек топают вокруг меня, готовя засаду и закрывая все пути к отступлению.

            Я старался максимально скрыть все щели убежища, но все равно оставалось еще много небольших отверстий, через которые иногда были видны еле различимые зеленые вспышки. Индикатор заряда батареи, изредка мерцал приятным синим цветом, извещая, что заряд пополнен на три четверти. Видимо температура ячейки возросла, что значительно ускорило процесс.

            Почти потеряв бдительность, я стал ощущать, что земля начала вибрировать. Отовсюду доносилось странное гудение. Через минуту я стал ощущать толчки. На голову сыпалась грязь, а стены скрипели. Буквально мгновение спустя – все прекратилось. Ненадолго наступила оглушающая тишина, которая неожиданно прервалась далеким воем. Вой напоминал писк вперемежку с противным скрипом несмазанных дверных петель. Сотни голосов в унисон оглашали окрестности. В голове была лишь одна мысль – я маленькая, незаметная мышка в абсолютно непримечательной норке. Кто бы ни был там снаружи, я не хочу с ним сталкиваться, по крайней мере, пока. Сквозь отверстия в стенах стало доноситься яркое сияние, не сумев побороть любопытство, я убрал ветку подпирающую пенек, что затыкал смотровое окошко. Выглянув наружу, я смог в деталях разглядеть происходящее. Лес светился! Кроны далеких деревьев будто охватило адское пламя, только ярко-зеленого цвета. Это было…так здорово... Зрелище завораживало, и чем дольше я смотрел вдаль, тем сложнее было оторвать взгляд. Становилось трудно дышать, пламя становилось все обширнее, обволакивая все вокруг. Огненные переливы будто проникали в душу, обжигая разум, а в воздухе витал странный приятный аромат. Остатки разума твердили: «Задержи дыхание! Найди через что можно дышать! Пригнись к земле!». На глаза опустилась мутная пелена, я рухнул на землю, больно ударившись о лежащий на земле «УНИ».

            Пробуждение вышло тяжким, жутко болела голова. На затылке образовалась болезненная шишка. Так себе поспал. Что произошло этой ночью? Смутно помню зеленые огни вдалеке, тошноту и… странные галлюцинации. Видимо, что-то спровоцировало выброс какого-то газа. Как много неопределенностей, и так мало ответов. Ах да, еще было землетрясение, или…планетотрясение, Земля то давно сгинула. Нет пусть будет – землетрясение. Планы меняются, нужно провести анализ почвы и сделать воздушный фильтр, а лучше систему замкнутой циркуляции воздуха, а также взять в расчет сейсмическую нестабильность этого места. Будь у меня больше рук, я бы справился намного быстрей.… Но у меня есть и другие приоритеты, рационы не бесконечные, а капсулы с гидрозаменителем плохая альтернатива нормальной воде. Нужен пищевой репликатор и источник воды. Ближе к вечеру, надо будет забрать с челнока маску и переделать ее в простейший прибор ночного видения, также нужно будет встроить в нее противогаз, что должно быть не сложно, поскольку это почти что ее основная функция. Необходимо найти минералы, «УНИ» затратив часть энергии на их конвертацию, сможет превратить часть кристаллической породы в нужные мне вещества. Правда, в мизерном соотношении. Кристаллы можно поискать в пещере, которую я приметил у подножья скалы, пока собирал булыжники. Ладно, работа с оборудованием подождет. Сначала нужно выйти и осмотреться.     

            Целостность стен не нарушена, если не считать множества царапин на камнях и брусьях. Вокруг много небольших следов, а трава вокруг поляны сильно изтоптана. Судя по отпечаткам лап, существа были размером не больше средней земной собаки. Сама структура отпечатков, была довольно необычная, похоже, эти создания имеют две пары конечностей различающихся по своей функции. Будь я биологом, эти следы бы могли рассказать мне куда больше. На данный момент, я ни разу не увидел, ни одного из здешних обитателей. Всему должна быть своя причина. Если будет время, нужно построить полевую лабораторию, при наличии биологических образцов, я смогу выяснить слабые места этих, скорее всего – хищников.  Также, возможно определю природу этой белой плесени, что покрывает внешние стороны деревянных стен убежища, но по какой-то причине не затрагивая внутреннюю часть.

            Как только я закончил осмотр, я услышал доносившийся из хижины звуковой сигнал. Забежав внутрь, я поспешил проверить зарядную станцию. Дисплей сообщал о прекращении процесса подзарядки. Видать батарея все-таки повреждена, однако индикатор показывал примерно семидесятипроцентный заряд. Этого вполне достаточно на полдня непрерывной работы сборочного модуля. Выработка энергии термогенератором значительно возросла, что стало для меня приятным сюрпризом. Лишь бы родная батарейка «УНИ» не сдохла раньше времени, иначе придется либо напрямую подключать инструмент к генератору, либо мастерить кустарную замену, ни за то ни за другое, сложнейший инженерный инструмент спасибо не скажет.

            Батареи для портативных инструментов типа – «Zeus LTNinG», особенны тем, что сами вырабатывают энергию, посредством особых физических механизмов, но чтобы их запустить, нужно зарядить небольшой встроенный аккумулятор.  Получается наполовину вечный источник энергии, поскольку энергоотдача выше энергопотребления. Но срок службы сильно ограничен, а затраты на производство слишком высоки.

Вытащив заметно потяжелевшую батарею из док-станции, плавно вставил ее внутрь корпуса «УНИ». Инструмент издал ряд благодарных звуковых сигналов. Вспомнив, что нужно перекусить, вскрыл очередной рацион, и разделив его на три равных части, съел одну из них. Что ж, идти в пещеру без оружия – страшновато, а для его изготовления, нужен особый сборочный стол. «УНИ» и сам способен изготовить почти все, что угодно, но эксперты по технике безопасности решили, сочли это опасным и заблокировали множество чертежей и создали ряд защитных программ, запрещающих сборку оружия. Можно попробовать снять защиту, но без хорошего вычислительного терминала – это невозможно. Однако не все так плохо, ибо многие встроенные инструменты отлично подходят под классификацию «оружие», даже гаечным ключом можно убить, а про аппарат для лазерной сварки лучше вообще промолчать.

            Пора действовать, пробежался до челнока, резаком срезал крепления дыхательной маски. По причине того, что каждая такая маска, создается под своего уникального пользователя, это был идеальный вариант для заготовки.  Забежав в хижину, расчистил небольшой участок земли от камней и обрывков уплотнителя. Положив на это место большой, плоский булыжник поместил на него маску.

            Самое время приступать к сборке, «УНИ» приятно обхватил руку, подключая меня к строительной матрице. Сопла строительного комплекса с любопытством обследовали предмет модификации, сканируя маску со всех сторон. Так, сперва нужно убрать трещины, восстановить уплотняющие края и разобрать электронную начинку, оставив только окуляр монитора для правого глаза. Вторая стадия – нужно установить видеопроцессор и светочувствительные элементы не закрывая обзор для левого глаза, а также подключить все это дело к правому окуляру. Также эта система должны откидываться вверх, на случай если потребуется только функция противогаза. В височные части нужно смонтировать легкие аккумуляторы, на которые уйдут остатки редкоземельных элементов. Возможно придется вставить вторую капсулу. Для подзарядки аккумуляторов, нужно предусмотреть разъем, через который можно будет подключить маску к генератору.  Третья и завершающая стадия – нужно напечатать эластичное крепление для головы и вмонтировать  переключаемую систему очистки воздуха. Что ж: «Приступить к выполнению заложенных задач!» Аппарат приятно завибрировал и начал двигать манипуляторами. Три механических конечности ловко двигались выполняя запросы. Маска стала меняться, левый окуляр постепенно растворился, а коробка с электроникой вскоре опустела. Как только прибор убрал лишнее, он принялся восстанавливать целостность корпуса. Место левого окуляра заняла прозрачная линза, а сам корпус начал сглаживаться. Теперь манипуляторы приступали к печати новой электроники, ненадолго замирая, чтобы подгрузить из моей памяти чертежи нужных устройств. Закончив с тонкой электроникой, «УНИ» начал печатать аккумуляторы. Однако напечатав первый, инструмент известил о нехватке материала, пришлось распечатать вторую капсулу, которую я подготовил заранее. Модуль заканчивал работу, приделывая к маске эластичный зажим. Чтобы добраться до задней части маски, «УНИ» заменил одно из печатающих сопел, механической клешней, которой приподнял маску. Мог бы и меня попросить.… Мало кто из инженеров задумывается об этом, но «УНИ» обладает зачатками разума, лишенного воли, но способного на аналитический расчет. Нарастив воздушные фильтры, инструмент приделал небольшую рукоятку, чтобы можно было пускать воздух напрямую, минуя фильтр. Что ж, получилось неплохо. Я бы даже сказал – стильно.

            Пора испытать новый аппарат. По-быстрому напечатал небольшой кабель и подключил маску к термогенератору. Одел маску и переключил дыхательный аппарат в режим фильтра. Нановолокно отлично очищает воздух, но обладает низкой пропускной способностью, поэтому для удобства дыхания, эти фильтры должны обладать большой площадью, сделав маску слишком громоздкой, чего бы очень не хотелось. Если подумать – это не такая уж большая помеха, дышать тяжеловато, но терпимо. Теперь нужно опробовать «ПНВ», опустив окуляр, повернул переключатель, который располагался на этом же окуляре. Экран начал выдавать информацию, а при попытке повысить чувствительность камеры, устройство выдало ошибку, ссылаясь на слишком высокий уровень освещенности. Значит работает.

            Жарковато. Сняв маску, положил ее рядом с генератором, пусть заряжается. Можно провести еще много модификаций, но сперва нужно найти стабильный источник материалов и построить укрытие понадежней. Можно окопаться в скале, шахтерский модуль может выколотить солидное помещение, а из полученной породы можно извлечь полезные компоненты. На это уйдет часов шесть, плюс постройка надежной двери. Хотелось бы поставить настоящий гермошлюз, дабы полностью защититься от внешних факторов, но тогда нужно построить небольшой реактор, для которого можно будет использовать оставшиеся топливные ячейки с маневровых двигателей. Еще понадобится система рециркуляции воздуха. Затем можно будет попробовать заявить права на территорию, построив пару энергетических турелей, благо они не запрещены к строительству, если есть особая лицензия, а она у меня имеется. Наверное, стоит возвести радиостанцию на вершине скалы, на случай если кто-то из моих коллег сможет выйти на связь.

            С чего же начать. Немного посовещавшись с самим собой, решил, что стоит начать с базы. Имея в своем распоряжении надежный бункер, мне больше не придется беспокоиться за свою безопасность, по крайней мере – отчасти. Взяв в руки «УНИ», направился к скале. В сотне метров от моей землянки обнаружилось идеальное место под вход, отвесной каменный склон отлично подходил под мою задумку. Повернув кольцо на основании инструмента, переключил «УНИ» в режим звукового пневмомолота. Передняя часть инструмента медленно распустилась, выпуская из своего чрева, тяжелый промышленный модуль. Вперед выехал длинный ствол генератора ударных волн, украшенный множеством трубок и обвитый толстыми кабелями. Масса устройства заметно возросла, из-за чего направлять ствол в нужном направлении стало трудновато. Когда трансформация была закончена, задняя часть прибора раскрылась, позволяя оператору, то бишь мне подключиться к устройству. Рука легла в удобную консоль, управление этим модулем намного проще, чем строительным, но тоже есть свои нюансы. По правде говоря, мне всего один раз довелось использовать это приспособление, когда нужно было снести пару перегородок в звездолете, помнится, тогда случайно снесли стену с силовыми магистралями, оставив без энергии отдел аналитики. С тех пор прошло немало времени, но этот модуль до сих пор ни разу не пригодился. Теперь же следовало не только вспомнить азы управления, но и понять, каким образом разбирать им цельную каменную породу. Немного повозив пальцами по консоли, «разбудил» аппарат, перед глазами предстали ряды виртуальных переключателей. Контроль мощности, управление главным контуром, регулировка компенсатора противодействия. Мысленно подобрав параметры, попробовал запустить аппарат, на что тот отозвался приятным гудением и начал вибрировать, разогреваясь для работы. Взявшись поудобнее за ручку на основании ствола, направил его в сторону будущего дверного проема. Произнес в голове: «Старт!» и  почувствовал, что инструмент начинает дрожать, а гудение многократно усилилось. Спустя пару секунд, аппарат на мгновение замолчал, а потом испустил громоподобную волну, а затем еще и еще. А я и забыл, что нужно чем-то заткнуть уши, но процесс нельзя останавливать. Прибор испускал волны, которые ударяясь о камень, создавали миллионы микротрещин. Еще пара ударов, и скала начала рассыпаться в пыль, которая мгновенно затягивалась во внутренний накопитель «УНИ». Дело шло гораздо быстрей, чем я предполагал. Постепенно я пробирался внутрь создаваемой мной пещеры. Не задумываясь об опорах, я рисковал оказаться под завалом, поскольку резонанс хоть и быстро гасился самим устройством, но все равно гулял по стенам всей пещеры, заставляя их содрогаться и засыпать мою голову пылью.

            Пройдя метр вглубь скалы, начал расширять пространство, стараясь образовать круглое помещение. Большие куски породы отламывались от стен, и крошась прямо в воздухе затягивались в хорошо различимую гравитационную воронку. Эхо ударов отражалось от стен, калеча слух и привлекая внимание хищников на километры вокруг. Спустя час радиус помещения составлял не менее двух метров, что можно считать роскошью. Напротив входа, в стене сделал углубление, куда должен поместиться мини реактор. Несмотря на все успехи в трудовом плане, на улице стало стремительно темнеть. Что за шутки? Судя по предыдущим дням, до наступления ночи еще часов шесть, как минимум. Ненавижу, когда все идет не по плану. Заглушив аппарат, сложил его в исходное состояние, все равно грубые работы уж сделаны, осталась отделка. Снаружи было темно, взглянув на небо, понял, в чем причина – похоже началось затмение.  Голубоватое солнце загораживало огромное небесное тело. Надеюсь это здешняя луна, иначе орбита может быть нарушена, и эта планета улетит в невиданные дали или прямиком на солнце.

            Ладно, сейчас не до астрономии. Не люблю темноту, нужно как можно быстрее вернуться в лагерь пока у этой самой темноты не выросли клыки. Стараясь не споткнуться о кочки, как можно быстрее бежал к своему шалашу. Наконец добравшись, с удивлением обнаружил, что дверь не желает открываться. По спине пробежал холодок, вроде рядом никого, но тот факт, что между мной и безопасным местом находится препятствие – доставлял жуткий дискомфорт. С трудом взяв себя в руки, схватил палку и подковырнул дверь. Небольшого усилия хватило, чтобы дверь свободно выпала из проема, сорвавшись с петель. Думаю если бы ночью ко мне постучались, дверь бы не выдержала и упала вовнутрь. С этим нужно что-то делать. Резко занырнув в проем, втянул дверь на место, вставив палку поперек прохода, продев ее в прутья. Держится буквально «на соплях», нужно как можно быстрее переселяться.

            Сквозь щели дул ледяной ветер, закутавшись в лоскуты утеплителя, старался согреться. Пощупав камни, с удивлением обнаружил, что они еле теплые. Похоже, топливная ячейка отжила свое, хотя я рассчитывал, что она проработает хотя бы месяц. Хотя это и не удивительно, скорее всего она перегрелась, и сработал механизм защиты. Внутри лопнули капсулы с особым абсорбирующим веществом, которое остановило ядерную реакцию. При строительстве реактора, нужно будет переделать ячейки в полноценные топливные стержни. Есть риск облучения, а мой костюмчик даже от холода еле защищает, видимо я поспешил с амбициозными планами. Теперь у меня нет ни источника тепла, ни источника энергии.  В фильмах всегда есть «рояль в кустах», может где-то под камнем есть розетка?

            Выглянув в смотровое окно, стал осматривать окрестности, повсюду стоял мрак, а горизонт окрасился в кроваво – голубые тона. Вспомнил про маску, нацепив на лицо сие устройство, опустил окуляр с модулем ночного видения. Немного повернув окуляр, повысил светочувствительность. Теперь я мог разглядеть детали скрытые во мгле. Ничего особенного. Снаружи все было тихо и безмятежно. Интересно, как затмение влияет на здешних обитателей? Сейчас же не настоящая ночь, возможно хищники придерживаются своих «биологических часов». Не стоит рисковать, проверяя это. Возможно, я конечно зря чего либо опасаюсь, но у береженного на один палец больше чем у не береженного. Забавно будет обнаружить, вместо злобных ночных хищников, милых пушистых кроликов которые просто ведут ночной образ жизни и иногда двигают многотонные посадочные модули.

            Нужно немного передохнуть. Столько интересных событий за эти дни. Мой корабль разрушен, а все близкие мне люди либо погибли либо черт знает где. У меня должна быть истерика, но мне почему-то все равно. Улегшись на мягкие куски уплотнителя, погрузился в мысли. А ведь если подумать, какой шанс случайно наткнуться на экзопланету? Их ведь в галактике по пальцам сосчитать можно, пригодных для жизни так вообще, по пальцам одной руки. Возможно, это было не нападение, просто мы наткнулись на корабль патрулирующий орбиту этой планеты. Логика Непознанных нам не понятна, однако кто-то построил теорию, что они стараются истребить жизнь. Неужели эти существа (и существа ли?) бороздят космос в поиске пригодных для жизни планет и зачищают их? Кто они? Все, что нам о них известно – это то что их броня поглощает любой урон, включая кинетический, а оружие стреляет сингулярностями, маленькими черными дырами, рвущими на части само пространство. Когда на Землю напали, человечество готовило невероятную по своим масштабам экспедицию в глубокий космос. На тот момент уже активно использовались три крейсера – Верность, Господство и Стрела. У каждого были свои особенности. Верность был полноценным транспортником, который мог вместить в себя население целого города, и как следствие был самым огромным и неповоротливым. Он был самым молодым из крейсеров и первым, что был построен на орбите. Господство, был кораблем – колонизатором, он был оснащен всем необходимым для строительства орбитальных мега сооружений и климатическими комплексами способными терраформировать планету со средним индексом жизнепригодности в планету приближенную к типу – «Эдем». Он стал нашей последней надеждой на то, что рано или поздно, человечество восстанет из могилы.  Стрела – самый быстроходный из всех крейсеров. Лучшие умы мира и величайшие таланты отправились покорять космос на борту этого корабля. Но главным его отличием был независимый интеллект в корне отличающийся от ИИ других крейсеров. Самообучающийся синтетический разум был призван помогать в управлении сложными системами корабля. Мы отправились в космос еще задолго до вторжения. Мы должны были искать человечеству новый дом, попутно исследуя галактику и совершенствуя наши технологии. Оборудовав корабль капсулами криптосна, мы научились «пропускать» длительные переходы  меж звездами, впадая в «спячку» которая могля тянуться на протяжении десятилетий. Если задуматься, мой фактический возраст может достигать многих сотен лет.

            Однажды, мы поймали закодированный сигнал. Это было послание с Земли, для всех крейсеров из нашей звездной программы. Это было голосовая запись и множество зашифрованных данных. На записи были слышны взрывы и крики, а чей-то голос монотонно произносил послание: «Земля пала, противник не опознан. Обладает исключительными оборонительными системами и орудиями класса «Армагеддон». Крейсер «Воинская Честь» был уничтожен при попытке обороны. Внимание! Всем кораблям «Великий поход» присваивается статус «Ковчег». Ребята! Летите как можно дальше отсюда! Для нас уже все потерянно, а если вы слышите это сообщение – скорее всего мы все уже давно погибли. Параллельно высылаю разведданные касательно противника. Не пытайтесь вступать в схватку, пары вражеских истребителей хватило, чтобы разнести Воинскую Честь в клочья. И при…(помехи) жется…..грроов…». Запись обрывалась, в послании были данные касательно вражеских звездолетов. Их расу мы стали называть «Непознанные».  

Источник сигнала находился относительно рядом, и через пару земных дней мы его обнаружили. Это был корабль класса «скаут» именованный «Бесконечная скорбь», небольшой беспилотный корабль, выполнил роль «черного ящика».  Внутри мы нашли базу данных содержащую записи последних минут человечества. Судя по состоянию систем, «Бесконечная скорбь» вылетел очень давно. Обшивка была здорово покорежена, а реакторный блок полностью истощен. Лишь пара солнечных генераторов позволяла питать ионные двигатели и транслировать сообщение.

            На общем собрании, всему экипажу корабля была объявлена скорбная весть. Люди с ужасом приняли новую реальность. Дома их не ждут.

Был объявлен месяц траура. Тридцать дней, люди могли посвятить себе и свыкнуться с болью. За эти тридцать дней некоторые свели счеты с жизнью. Жизнь в космосе и так порядком всех истощила, а тут такое…

            Мне тоже было горько думать о случившемся, но на Земле меня ничего не держало, я был уверен, что уже никогда не вернусь назад. Смотря на отдаляющийся силуэт солнечной системы, я будто навсегда прощался с ней. Душой чувствовал, что вижу ее в последний раз. Сами прерогативы нашей миссии были довольно туманны, и мне казалось, что правительство отправляет нас в космос, будто камень в бесконечное, темное озеро.

            Со временем все стало как прежде, однако больше не было того настроя, с которым мы рвались вперед, к неизведанному. Люди просто плыли по течению, будто по реке Стикс на пути к вечному покою. Люди свыклись с утратой, и теперь их вело лишь желание жить и выжить ради всего человечества. Страх и жажда мести заставили ученых отчаянно искать способ воссоздать технологии пришельцев. Не преуспев в этом, люди однако создали множество удивительных технологий, к примеру был создан «УНИ», аномальный инструмент  и символ современной инженерии. Мы все упорно трудились над своим будущим, совершенствуя корабль и снаряжение. Всегда, когда казалось бы достигнут потолок всевозможных инноваций, ученые давали понять, что это не так. Так продолжалось примерно пять лет, за это время мы научились смотреть в будущее, не оглядываясь в прошлое. Мы обследовали планеты и присваивали им индексы, затем намечали курс к следующей и погружались в криптосон. Мы называли это «экспедицией». Составляя карту галактики, мы натыкались и на планеты земного типа, на них мы находились чуть дольше, исследуя местную жизнь, а она порой проявлялась в самых неожиданных формах. Помечая планету как пригодную для жизни, мы почему-то отправлялись дальше. Наверное, наши путешествия, которые порой становились настоящими авантюрами – это единственное что поддерживало в нас жизнь. Нельзя не упомянуть самого Стрелу, наш крейсер, за все время он развился в настоящую, самодостаточную личность и практически стал для меня лучшим другом. При помощи своего нейроинтерфейса, который нужен чтобы контролировать «УНИ» я мог общаться с кораблем, что было крайне удобно, поскольку не все можно выразить словами.  Да упокоится его цифровая душа. Интересно, как сложилась судьба экипажей других крейсеров? Может они отправились на наши поиски? Или их перехватили еще до того как они вылетели? Этого я никогда не узнаю, если обнаружу поутру свой труп.

            Жутко холодно, нужно выгрузить породу из «УНИ» и раздобыть углерод, который составляет большинство биологических форм жизни. Это универсальный материал, из которого можно синтезировать множество полезных полимеров и питательную пасту. Накошу травы и смогу изготовить костюм из углеволокна. Тут вообще никаких проблем, можно даже бронепластины вшить. Стоило позаботиться об этом гораздо раньше.  Батарея работает лишь на четверть мощности, но для мелких работ хватит еще надолго, нужно построить солнечные батареи и пару аккумуляторов. Для начала можно использовать древнейший источник энергии – огонь. Придется разобрать термогенератор на составные части и перетащить в мой новый бункер. Контактные площадки можно заменить обыкновенной печью. Тогда я смогу добыть и электричество и тепло. Но возникнет проблема с дымоотводом. Придется отказаться от полной герметичности убежища, но это не так важно, сделаю клапан с газоулавливателем. Распаковывая питательный рацион, вспомнил о необходимости возобновляемого источника пищи. В долгосрочной перспективе, нужно организовать гидропонный стол или хотя бы небольшие посевы, семена можно напечатать на биопринтере. В краткосрочной перспективе, нужно построить репликатор питательной пасты, который будет перерабатывать органику в нечто съедобное, но крайне невкусное и не содержащее витаминов.

            Немного размявшись, сел и стал осматривать «УНИ» на предмет повреждений. Это конечно маловероятно, поскольку его корпус практически неразрушим. Однако был случай, когда «УНИ» неудачно трансформировался и вскрыл корпус, обнажив «ядро парадокса», которое мгновенно схлопнулось вместе с отсеком робототехники и бригадой монтажников. Нехорошо вышло. Помню, тогда были изъяты все первые образцы «УНИ», до выяснения причин катастрофы и устранения дефектов в его конструкции. Как же мы с парнями тогда мучились, с обычными инструментами… при том, что нужно было заново отстроить целый отсек и отремонтировать соседние. Поистине, к хорошему быстро привыкаешь.

            Скоро, по времени наступит ночь. Включив «УНИ» и переключив его в режим универсального манипулятора, принялся разбирать термогенератор. За несколько подходов, разделил его на три части. На главную, агрегатную часть приварил «ушки» в которые вставил лямки из обрывков ткани, для удобства перемещения. Электронику и соединители сложил в самодельный мешок из тех же обрывков. Контактные площадки расплавил и получил немного редкоземельных элементов и стали. Что ж, поутру можно сразу выдвигаться,  тут меня больше ничего не держит. К тому же плесень начала покрывать внутренние стенки и издавала неприятный запах.

            Убедившись, что все надежно заперто, включил на маске противогаз и улегся, укутавшись в остатки утеплителя.  Сон не заставил себя долго ждать.

 

Часть 3. Пекло.[]

            Ночь прошла довольно спокойно, если не учитывать ощущения удушья от противогаза, который мешал свободно дышать. Повернув переключатель на маске, с удовольствием вдохнул, тут же закашлявшись от ударившего в нос зловония.

            Плесень расползлась по всей площади стен, к тому же с нее стекала какая-то жижа, прикасаться к которой совсем не хотелось. Собрав скромные пожитки в мешок с деталями от термогенератора, водрузил на спину сорокакилограммовый агрегат и вышел наружу. Осторожно переставляя ноги, пошагал к скале. Наконец заприметив заветный проем, побрел к нему.                            Темно. Включил подсветку на «УНИ», которая немного освещала помещение.  Наконец снял с себя тяжеленный агрегат. Не стал тянуть время, разложил детали и убрал припасы ближе к входу. Пора заняться строительством «очага». Для начала нужны материалы, но перед этим нужно избавиться от мусора. Поводив рукой по консоли управления, переключил «УНИ» в режим «Сброс». Корпус с утробным рычанием раскрылся в разные стороны, открывая темное чрево грузового измерения. Подойдя к склону небольшого холмика, немного нажал на курок, подготавливая инструмент к извлечению содержимого. Аппарат заметно потяжелел, я вдавил курок до упора, и почувствовал сильный толчок. Поток песка и пыли изливался, создавая небольшую насыпь. Нужно было включить противогаз, поскольку пыль стала забиваться под маску, и дышать было трудновато. Однако руки были заняты. Задержав дыхание, стал ждать когда содержимое иссякнет. Наконец поток ослаб и прекратился, а в голове раздалась очередь противных сигналов, извещающих о том, что бак пуст, а частицы полезных элементов отсеяны и помещены в хранилище материалов. С чистой совестью сложил «УНИ» и со спокойной душой пошел в сторону посадочного модуля. Отрезав крупный лист стали, расплавил его и отправил в накопитель. Осталось построить печь, собрать до ума термогенератор и поставить дверь.

            Добежав до убежища, быстро осмотрел помещение. «Все-таки неплохо получается!». В который раз, запустил сборочный комплекс и стал придумывать чертежи будущей печи. Наконец определившись со схемой дверцы и дымохода, дал устройству команду на исполнение. Манипуляторы на этот раз выдвинулись на три сустава, дабы охватывать большую область. Аккуратно водя аппаратом по виртуальной схеме, наблюдал, как устройство возводит камеру сгорания и выплавляет дверцу. Внезапно процесс приостанавливается, перед лицом появляется сообщение, о необходимости оборудования твёрдотопливной печи, накопителем отходов сгорания. Немного смутившись своей неграмотности, запрашиваю автоматическое исправление схемы и «УНИ» дорисовывает еще и зольник. Закончив печку, устройство стало возводить дымоход, который сначала поднимался к потолку, а потом шел под прямым углом в противоположную от печи сторону – к входу. Когда я закончил первый этап строительства, снаружи уже был полдень. Теперь нужно либо заняться дверью, либо собрать генератор. Не раздумывая начинаю собирать генератор, поскольку батарея уже почти иссякла. Поставив цилиндр термогенератора на печь, принялся соединять трубки теплопроводников с теплособирающей решеткой внутри печи. Сварив все вместе, стал соединять электронику и управляющие блоки.  Наконец – все готово. Изготовив бухту кабеля, один его конец подсоединил к генератору, а на втором сделал коннектор, который позволит подсоединить «УНИ» напрямую и работать, не тратя заряда батареи. Теперь строим дверь. Обточив дверной проем, и придав ему ровный контур, высверлил в нем несколько отверстий, в которые вставил свежезаваренные стальные штыри. Это станет основой внешнего корпуса двери. Можно «печатать» металл особым методом, придав ему дополнительную прочность, но это очень энергоемкая процедура, поэтому сначала стоит запустить теплоконвертер, коим теперь является старомодная печь напротив двери.

На ум пришла забавная мысль, технология позволяющая строить стадионы в одиночку, работает на дровах…, кто бы мог подумать.

            Раздобыть дрова было не трудно, неподалеку располагался небольшой, и, по всей видимости, мертвый лес, деревья которого представляли собой обычные тонкие колья высотой в пять – семь метров, покрытые смолистыми наростами, высохшими в некоторых местах до состояния янтаря. Быстро нарубив бревен при помощи энергетического резака, потащил их в убежище. При помощи того же резака разжег печь и стал смотреть за показаниями прибора. Панель оживилась, регистрируя выработку электричества. Поскольку температура и площадь контакта повысились, выходное напряжение теплоконвертера тоже возросло. Подключив «УНИ», убедился, что мощности достаточно для работы от сети. Все параметры в норме, однако, я не мог одновременно работать и заряжать батарею, но это все же не такая большая беда, ночью зарядится.

Надеюсь, это будет первая ночь, когда я буду чувствовать себя в относительной безопасности. Снова развернув сборочный комплекс, принялся воображать. Полупрозрачные линии складывались в уникальный узор массивного стального шлюза, ну а особые петли и механизм замка были взяты из  банка памяти. Посреди двери расположился электромотор, подключенный тонким кабелем к небольшому аккумулятору, который в свою очередь подсоединен к теплоконвертеру.  Дав команду на начало сборки, аппарат выдал предупреждение о нехватке материала для создания аккумулятора и электродвигателя. Для их создания требовались особые органические соединения необходимые для электронной начинки и синтеза кислоты для аккумулятора.

Тут «УНИ» меня малость удивил, перед глазами всплыло сообщение, в котором предлагалось произвести сканирование местности на предмет нужных материалов. Немного поразмыслив, дал разрешение. Корпус сложился, убрав сборочный комплекс, после чего ствол начал разъезжаться, удлинив устройство в полтора раза. В верхней части аппарата показались цилиндры с каким-то бурлящим веществом. На всех деталях модуля была нанесена странная маркировка. Любой агрегат имел отметку одного из трех отделов разработки, но эту я видел впервые.  Перед лицом появился виртуальный интерфейс, в центре которого был индикатор подготовки и логотип неизвестного предприятия с аббревиатурой «ИРИПОС».

Наконец, шкала исчезла и появился интерфейс управления, состоящий всего из трех команд: «СКАН», «ИМПУЛЬС», «МЕТКА». Прилагался также небольшой мануал по доступным функциям. Первая «СКАН», позволяла провести непосредственный анализ объекта в прямой видимости на расстоянии до четырех метров. Вторая «ИМПУЛЬС» позволяла просканировать местность на предмет конкретных материалов и узнать примерное направление их расположения в радиусе до двухсот метров. Последняя функция «МЕТКА», позволяла облучить небольшой участок и впоследствии иметь возможность определить точное расположение помеченной площади на расстоянии до трех километров.

Изучив приложенное руководство, попробовал использовать импульс. Жидкость в цилиндрах начала кипеть и светиться. Руки начало покалывать, а к горлу подступил ком. Через мгновение прибор испустил еле заметную волну, которая с чуть различимым звуком разошлась во все стороны от прибора. Через пять секунд, интерфейс указал направление к ближайшему скоплению запрашиваемых сборочным модулем элементов. По показаниям, это находилось в семидесяти метрах вглубь мертвого леса. Насколько я помню, там была небольшая топь, и я не рисковал к ней подходить.

Найдя длинную и прочную палку, отправился к месту. Держать УНИ одной рукой было неудобно, но нужно было проверять грунт под ногами, чтобы случайно не увязнуть. Прошагав  вглубь черного частокола, заметил смолянистые лужи, среди вялой травы. Нажав на кнопку «СКАН», я стал получать огромное количество всевозможной информации, большая часть была для меня непонятна, но в некоторых строках были знакомые переменные, содержащие информацию о составе и некоторых свойствах сканируемого объекта. Больше всего меня привлекли данные о содержании слабых кислотных соединений и сложных эфиров. Эти вещества можно конвертировать, в практически любой необходимый мне редкоземельный элемент. Это фактически Клондайк! На всякий случай включил противогаз, и приблизился к одному из углублений в почве, где скопилось небольшое количество черной жижи. Сложив «УНИ» и закрепив его за спиной, взялся за палку обеими руками и аккуратно опустил конец в вещество. С трудом вытянув палку назад, обнаружил, что там где произошел контакт с жижей, древесина начала дымиться и медленно обугливаться, рассыпаясь в порошок. Внезапно, конец палки начал слабо светиться и вспыхнул ярким зеленым пламенем, при этом буквально разорвавшись в щепки. Зеленые искры попали в лужи, спровоцировав цепную реакцию, чудом среагировав, я успел отпрыгнуть от скоплений взрывоопасного вещества. Сзади раздался глухой хлопок, и спину обожгло волной горячего воздуха. Дыхание сперло, приподняв голову, посмотрел назад, из всех мест где находилась черная жижа, поднимались столбы зеленого пламени, само вещество сияло и испускало зеленые лучи. Стало трудно дышать, даже сквозь противогаз ощущался тошнотворный, пьянящий запах. Стало очень страшно, от ужаса я не мог пошевелиться. Я просто лежал и не знал что делать. Казалось бы, нужно брать ноги в руки и лететь в убежище, но я ничего не мог с собой поделать. В голове доносился шепот, вперемежку с колокольным звоном. Внезапно все прекратилось, огонь почти за мгновение потух, и свечение прекратилось. Меня тошнило, голова шла кругом. Начал ощущать нехватку воздуха, хотелось сорвать с лица маску и вздохнуть, но понимал, что это может быть последний вздох. Тяжело втягивая воздух, поднялся на ноги, в голове немного прояснилось. Как можно потушить свечу? – Накрыть ее стаканом. Возможно газ вытеснил кислород, горение прекратилось, но это значит, что я рискую как минимум задохнуться. Сорвав с пояса «УНИ», запустил модуль сбора жидкости, спереди устройства выдвинулось небольшое сопло. Опустив трубку в одну из заметно истощившихся луж, начал сбор вещества. Устройство классифицировало его как источник биологической и химической опасности и поместило в специализированное хранилище. Собрав за десяток секунд немного жидкости, стал спешно покидать опасный район. Газ был бесцветен, но я уверен, что мог заметить, как в местах его скопления искажался свет. Наконец выбравшись за пределы мертвого леса, я упал на ближайшей поляне. Все тело ужасно болело и мышцы сводило судорогами. Ожоги на спине тоже давали о себе знать. Попытался снять «УНИ» с руки, но консоль крепко обхватывала руку, сжимая ее все сильнее. В голове раздался тревожный сигнал, перед глазами снова появился загадочный логотип «ИРИПОС». Перед лицом появился интерфейс приятного голубого цвета. Посреди виртуального экрана на секунду высветился знак призванный привлечь внимание, дальше мне стали показывать данные о моем пульсе и о состоянии моего нейроинтерфейса. Далее я ощутил несколько уколов в руку, на которой был одет «УНИ». Перед лицом появилось сообщение об обнаруженных крови, ядохимикатах, и их классификация. Далее появилось сообщение об экстренном запуске неуправляемых служебных протоколов и начале программы защиты.

Все тело парализовало, на экране появилась надпись «Субъект обездвижен, оценка окружающей угрозы для субъекта – НИЗКАЯ». Затем я ощутил жгучую боль которая распространялась от руки по всему телу, внутри меня будто пылал пожар. Виртуальный дисплей показал ход следующей операции: «Ввод детоксикаторов…ожидание выполнения основной функции…блокировка болевых импульсов…анализ состава крови…вывод детоксикаторов». Голова стала проясняться, появилась странная легкость, даже ожоги перестали беспокоить. Пришло спокойствие, которое я не испытывал с самого отлета с Земли. Я был все также парализован, но меня это не сильно волновало. Дисплей начал отображать сотни различных параметров, которые по идее должны многое значить, но я не понимал абсолютно ничего. В конце перед глазами возник ряд сообщений: «Обстановка враждебная, служба поддержки жизнедеятельности активна…ликвидация остаточных детоксикаторов…разблокировка моторной функции мозга…успех…».

К конечностям, наконец, вернулась подвижность, виртуальный интерфейс закрылся, показав напоследок загадочный логотип. В голове пустота, чувство блаженной эйфории заменилось чувством смятения, до меня, наконец, стала доходить суть произошедшего. Снова стали болеть свежие ожоги. В голове была лишь одна мысль, что значит «ИРИПОС» и почему я не знал о наличии в «УНИ» их технологий? Тайный отдел? Или это остатки прошлых наработок? Нужно доделать дверь…   

Еле доволочив ноги до входа в убежище, завалился внутрь. С трудом сняв маску, достал из самодельного мешка питательный рацион и без всяких сожалений съел всю порцию целиком. Немного подняв моральный дух, пощупал спину. Жжется, в комбинезоне образовалось множество дыр, благо материал не приклеился к коже. Немного помучавшись, решил, что стоит вернуться к намеченным планам. Подкинул в печь побольше дров и подключил «УНИ» к теплоконвертеру. Вспомнил про маску, вытащил из нее оба аккумулятора и поставил заряжаться. Привычным движением запустил сборочный модуль и приступил к сборке двери.

Работа продвигалась довольно медленно, мощность постоянно падала, «ядру парадоксов» требовалось хоть и не большое, но постоянное напряжение, чтобы испускать ньютоновское излучение для питания систем «УНИ». Горячий металл потрескивал под соплами структурирующих головок, схватываясь в невероятно прочное вещество. Возможно это излишество, поскольку камень, из которого состоят стены, сильно уступает в прочности самой двери. С таким же успехом, можно поставить вместо заборной калитки бронированную гермодверь, но все же эта бандура вселяла уверенность в завтрашнем дне. Пусть и иллюзорную. Двигать аппарат было довольно трудно, рука ощутимо побаливала, а на локтевом сгибе зудели две свежие ранки, оставленные невесть откуда взявшимся, медицинским модулем «УНИ».  Закончив сбор, приступил к проверке механизмов. Небольшого усилия хватало, чтобы открыть и закрыть тяжелую створку, петли были идеально сбалансированы. С обеих сторон двери были две рукояти, для управления замком. Изнутри, примерно в центре двери находился небольшой электромотор, который при необходимости запускал запорный механизм второго уровня, плотно прижимающий створку двери к раме. Подключив провода, я услышал тихое жужжание и треск мотора, это прошла калибровка. Что ж на этом вопрос безопасности можно пока считать закрытым. Пора выйти и собрать немного углерода. Близлежащие кусты идеально вписывались в мои планы по сбору сего вещества. Для сбора органики, в «УНИ» был особый инструмент – «Атомизатор», небольшой луч, испускаемый этим устройством, быстро перемещался и короткими импульсами разбивал органический материал на атомы. Поскольку штука довольно опасная и может разобрать человека на составляющие за считанные секунды, в нее был встроен предохранитель, который сначала анализировал собираемое вещество, и только потом давал разрешение на запуск атомизирующего луча. Это сильно замедляет процесс и, пожалуй, стоит попытаться перепрограммировать это дело, поскольку углерод мне понадобится в астрономических масштабах, либо мне попросту не выжить.

В очередной раз сняв «УНИ» с пояса, повернул кольцо у основания и положил руку внутрь консоли управления, ввел номер нужного приспособления и ввел команду на запуск. Цилиндр начал менять свою форму, нижняя и верхняя части устройства немного отделились друг от друга, выпуская из образовавшейся щели, трубки охлаждающих радиаторов. Передняя часть откинулась вверх выпуская наружу цилиндр чуть меньшего диаметра, из которого выглядывала красивая призма. После того, как установка полностью развернулась, открылась нижняя часть устройства, из которой выехала небольшая коробка, призванная затягивать добываемый материал. «УНИ» заметно прибавил к массе, кило так на десять. Пройдясь вдоль сухих зарослей, нашел наиболее пышные кусты со странными грушевидными наростами на ветках. Направив на них призму, ввел комбинацию для начала сбора. Из прибора стал доноситься свет, немного погудев, прибор откалибровал оптику и сфокусировал свет в одну небольшую, но яркую точку. Вскоре точка стала дымиться, а аппарат издавать звуки, которые обычно сигнализируют о некоторых неполадках. Аппарат погас, но спустя мгновение включился, цвет точки поменялся на ярко-голубой. Аппарат завибрировал и начал накапливать мощность, из модуля сбора стала доноситься легкая рябь. Спустя секунду, аппарат издал протяжный вой, и луч многократно усилился, а точка стала очень быстро перемещаться описывая контуры растений,  чуть погодя появился специфический запах палёной травы. Спустя минуту растение  вспыхнуло и стало рассыпаться в пепел, который по невидимой воронке затягивался внутрь устройства. Ребята из ботанического сада бы не одобрили…

Повторив процедуру , еще с несколькими представителями местной флоры, посчитал, что пока материала более чем достаточно.  Вернувшись в свою берлогу, стал думать над дизайном своего костюма. Насколько я помню, мне никогда не доводилось делать одежду…но ведь это будет не одежда, это будет залог моего выживания. Я даже знаю, что может мне помочь, когда-то еще на корабле, мне стало в крайней степени скучно, и я отсканировал себя, создав трехмерную модель, которую собирался напечатать, она и по сей день лежит в глубинах памяти устройства. Не знаю, зачем я это сделал, видимо действительно было нечем заняться.

Соорудив металлический каркас по найденной модели, сделал что-то вроде манекена, чьи пропорции совпадают с моими. Теперь можно попытаться что-нибудь сделать. «УНИ» переключился в режим тонкого оперирования. Все печатные сопла были заменены головками с множеством тончайших игл, которые перемещались относительно друг друга позволяя формировать углеродные волокна величиной до ста нанометров. Теперь нужно придумать схему.… Перед глазами снова появился интерфейс моделирования, но на этот раз более сложный, позволяющий продумать строение мельчайших деталей, процессор «УНИ» немного расширял возможности мозга, позволяя держать в голове множество деталей. Я начал воображать. Металлический манекен начали оплетать слои виртуального полотна, каждый шов, каждое крепление ложилось на манекен по моей воле. Спустя час долгих раздумий и расчетов, модель была готова.

Это было нечто футуристическое, но окончательный вариант можно будет лицезреть только после изготовления. Команда на старт и вот уже пошел процесс. Миллионы тончайших нитей складывались в прочный материал, манекен, словно кокон, постепенно обрастал серыми полосками. Процесс был довольно утомительным, только спустя, около двадцати минут, начали появляться внешние слои. Это были грубые волокна, призванные защитить носителя от механических и термальных повреждений, а внутренние слои, защищали от влаги, но позволяли коже дышать. Особая структура самого тонкого, среднего слоя, позволяла при необходимости, превратить костюм в герметичный скафандр. Если пустить слабый ток через систему нанотрубок, сложные волокнистые узоры должны притягиваться друг к другу, создавая герметичную оболочку. Это в теории, но поскольку эта технология использовалась только в вентиляционных фильтрах, я не уверен, как она поведет себя в таком виде.

Наконец гибкая основа костюма была завершена. Комбинезон напоминал снаряжение футуристического ниндзя, сошедшего с экрана монитора. Теперь сборочный модуль переключился в стандартный режим оперирования и начал сборку структурных элементов. Немного покривив душой, решил потратить часть запасов металла и добавил на костюм небольшие пластины из композитной брони. За спиной расположилось удобное крепление под «УНИ». Можно было бы еще поставить обогреватели, но это уже роскошь. Для начала нужно сконструировать нормальный источник энергии, а потом и модуль беспроводной ее передачи. Отойдя от манекена, еще раз осмотрел свою работу. Чего-то не хватает.… Немного поразмыслив, добавил на спину небольшой кислородный баллон, и компактный компрессор, работающий от небольшой батареи на поясе, предназначенной для обеспечения током среднего, герметизирующего слоя костюма.

Он был готов, новый комбинезон смотрелся круто, но надевать его пока рано, пусть остынет. Засмотревшись на немного неудобные застежки, случайно услышал, как дверь с легким скрипом, медленно начала открываться. Это меня не на шутку встревожило, поскольку это было попросту невозможно. До того, как я успел отреагировать, тяжелая створка успела полностью распахнуться, а по ту сторону я увидел то, что заставило меня вздрогнуть. Примерно в двадцати метрах от входа сидело существо. Я глядел на него и боялся шевельнуться. Существо чем-то напоминало огромную собаку, но очень больную. На ней не было шерсти, только множество свисающих лоскутов кожи, а там где должны были находиться глаза, зияли две пустые глазницы. Существо не шевелилось, будто ожидая мой следующий ход. В голове крутились мысли: закрыть дверь могу не успеть, я не знаю насколько проворен враг, переключить «УНИ» на что-нибудь убойное тоже не получится – слишком долго. В кровь хлынул адреналин, резким рывком я прыгнул к двери, выронив из рук инструмент. Существо тоже ринулось ко мне навстречу, разинув непропорционально большую, гнилую пасть.  Я изо всех сил потянул дверь на себя, через мгновение, после закрытия, послышался глухой удар и жуткие хриплые звуки похожие на истерический вой. У меня не получалось закрыть запор, существо каким-то образом тянуло дверь на себя, у меня не хватало сил, чтобы до конца закрыть створку. Тогда я могучим рывком потянул на себя дверь и ударил по кнопке электрозамка. Механизм начал поворачиваться, конусообразные штыри по периметру двери вошли в пазы и плотно прижали ее. Облокотившись на стену, с тихим ужасом сполз на пол, сердце бешено колотилось, таких ужасов еще никогда видеть не приходилось. Существо будто из преисподней. Если это всего лишь один из представителей здешней фауны, то что могло так его изуродовать? С этой местностью что-то не так. Она слишком безжизненна, на чем держится здешняя экосистема? За все время я не встретил ни одного насекомого или хотя бы того, что могло бы исполнять роль насекомых. Несмотря на большое расстояние, все планеты Земного типа схожи между собой, будто имели разных создателей, но один и тот же шаблон. Я не могу теперь спокойно передвигаться снаружи. Было глупо чувствовать себя в безопасности. Мне нужно оружие.  До наступления темноты еще пара часов, но выходить наружу не было ни малейшего желания. Нельзя расслабляться, но и нельзя дать паранойе взять верх над здравым смыслом. Я смогу защитится. Смогу. А теперь нужно отдохнуть, хотя бы немного…

Часть 4. Долгий путь.

            Ночь была не спокойной. От стен исходил неприятный гул, а из-за двери постоянно мерещились странные звуки, от которых бросало в холод. Поутру я обнаружил трещину в одной из стен, из которой сочилась вода, успевшая скопиться в большую лужу. Это может быть стать серьезной проблемой…. Собрав немного воды в «УНИ» провел анализ, она оказалась пригодной для питья, хоть и с небольшой долей нежелательных примесей.  На скорую руку сделал бак для сбора и провел от него трубу через печь теплоконвертера, чтобы иметь возможность ополоснуться теплой водой. Вставив в систему небольшую помпу и смеситель, я получил первоклассные удобства, «не отходя от кассы». Однако если трещина расширится, я могу не успеть отрастить жабры. 

Находясь в анабиозе, организм получает особые консерванты, тормозящие метаболизм. В качестве побочного эффекта, на некоторое время после выхода из крипто-капсулы можно забыть о гигиене, поскольку потовые железы временно не функционируют.

            В помещении было душновато, по лбу начал стекать пот, что говорило о том, что физиологические процессы нормализовались, а вся химия благополучно выветрилась. А жаль…. Набрал в ладони воды и умылся. Кайф.… Немного освежившись, решил позавтракать. Разделил очередной рацион на три дня, и поглотил одну его часть, запив прохладной водой из горного ключа. Звучит будто я на курорте.… А что? Природа, свежий воздух…благодать.  Смешно млин… я схожу с ума. Рацион состоял из переработанных питательных компонентов и полностью усваивался организмом, насыщая его энергией и концентрированной радостью, но мои запасы иссякали на глазах. Я не умею экономить, то, что осталось, растяну максимум на неделю. Нужно выдвигаться в поход и искать провизию, возможно в дальнем лесу есть что-нибудь плодоносящее. Ибо есть свои носки намного приятней и питательнее, чем пасту из пищевого репликатора, который к тому же еще и построить надо. 

            Собравшись с мыслями, поднялся на ноги. Спать на мешке из обрывков не дело, нужно построить койку. Но это потом, разогнав ненужные мысли, перевел свой взгляд на свой новый костюмчик.

            Надеть его оказалось не так-то просто, провозившись около десяти минут смог, наконец, закрепить на себе все его части. Немного походив от стенки к стенке, убедился, что костюмчик вышел довольно удобный. Поверх моего комбинезона он сидел просто идеально, правда ощущалась небольшая тяжесть, из-за бронепластин, которые стоило распределить немного равномернее. Попробовал вставить руку в консоль «УНИ», проблем не обнаружил. Хотя аппарат начал протестовать из-за ухудшения связи с моим нейроинтерфейсом, но это мелочи.

            Плотная защита придавала уверенности, включил подачу тока на средний слой костюма и почувствовал, как материал начал стягиваться. Костюм будто стал на два размера меньше, что было крайне неприятно, подвижность тоже упала примерно вдвое. Выключив питание, зарекся использовать герметизацию только в крайнем случае.

            Что ж, мне нужно оружие. А какое оружие не требует электричества? Ответ: колюще-режущее, ну или бьюще-дубасящее, но первое мне более привлекательно. Да и выбор у меня не велик, «УНИ» запрещено создавать огнестрел, для него нужно получить лицензию,  а она мне нафиг была не нужна. До сего момента…

            Приступив к созданию своего «меча правосудия», над схемой долго не раздумывал, вспомнил меч героя из одного киношного боевика и по памяти воссоздал его образ. Ничего особенного, кроме бритвенной остроты благодаря молекулярной сборке и мощного пиропатрона, который мог отстрелить часть лезвия и разрубить само пространство и время своей крутостью. Рукоятка удобно ложилась в руку, а небольшого поворота пластины на основании лезвия, хватало, чтобы выстрелить лезвием.  Теперь, если я не успею включить плазменный резак, то наверняка успею достать меч, который прекрасно помещался в крепление кислородного баллона на спине.

            Достав из мешка сложенную походную сумку, прикрепил ее к поясу. «УНИ» плотно закрепился в пазах на левом плече, а клинок легко вошел в держатель между баллоном и правым плечом. Надел маску и вставил в нее заряженные аккумуляторы, подсоединил вместо фильтра трубку от баллона с воздухом. Теперь я полностью экипирован. Не забыв о провизии, положил в небольшой нагрудный карман целый питательный рацион, хоть в него и входили особые капсулы заменяющие воду, отсутствие полноценной влаги плохо влияет на здоровье. Немного повозившись, изготовил флягу и набрал в нее воды из бака.

            Многим начинающим техникам было интересно, «а почему нельзя использовать экстрамерное пространство внутри «УНИ», чтобы хранить там все необходимое?» - Ответ прост – можно, но хранилище материалов разбивает поступающее в него сырье на молекулы, что не очень полезно, если вы решили сохранить в нем, к примеру, свою куртку. Иных способов хранения не предусмотрено, в виду сложности контроля пустых областей в экстрамерном пространстве.

            Немного поразмыслив над смыслом жизни, решился малость улучшить замок и сделал на нем радиоприемник, для удаленного управления дверью. Теперь можно выдвигаться. Перед тем, как отпереть тяжелую створку, переключил «УНИ» в плазменный резак и выкрутил мощность до предела. Замок начал греметь, вынимая штыри из пазов. Дверь стала немного свободнее сидеть в проеме. Навалившись на нее плечом, приготовился отразить возможную атаку, одного взмаха хватит, чтобы разрубить любого противника надвое.

            В помещения полился дневной свет, перемешиваясь с красноватым сиянием углей и светом пары небольших лампочек на зарядном устройстве. Напряжение росло, я вглядывался в окрестности, но никого не замечал. «УНИ» начал перегреваться. Отключив инструмент, быстро убрал его в крепление и вынул меч, который мог пойти в ход в любой момент. Все чисто. Относительно врагов, но не местной обстановки. На том месте, где сидел зверь и по пути его следования в мою сторону, валялись клочки шерсти и куски кожи. Однако следов лап не было… Опасненько… Немного осмотревшись, включил компактный мини сборщик «УНИ», и собрал при его помощи несколько круглых датчиков движения. Это были небольшие шары, трех сантиметров в диаметре, они должны были отслеживать все значительные перемещения в радиусе десяти метров и в случае такового начать громко пищать и передавать сообщение на коммуникатор. Мне удалось подключить их к компьютеру «УНИ». Отойдя недалеко от входа, раскидал шары в разные стороны. Услышал короткие писки, означающие, что сигнализация установлена. Отлично, перед уходом я отключил охрану и запер дверь, убедившись, что управление работает.

            Двинул в сторону лесной чащи, за которой виднелась внушительных размеров гора, если я смогу забраться туда, то получу возможность составить карту местности и построить радиовышку.  

            Поставив напоследок радиометку модулем от «ИРИПОС», уверенно выдвинулся в сторону леса, где как мне показалось, деревья росли не так плотно. Пробираясь сквозь заросли неклассифицированных растений, старался забирать немного левее того места, куда собирался дойти, дабы не идти в сторону, откуда не так давно доносились зеленые сполохи. Едва завидев темные смолистые лужи, старался обойти их, как можно дальше, чтобы ни в коем случае не спровоцировать взрывную цепную реакцию, о природе которой даже не догадываюсь. От воспоминаний о недавнем столкновении с подобным веществом, стали зудеть ожоги на спине. Стоило их обработать, но желания снимать костюм не было ни малейшего.

            Погода была прохладная, но в броне было даже немного жарковато. Сняв маску, убрал ее в сумку. Выйдя на очередную поляну, я почувствовал тревогу. Я потерял бдительность. Лес дальше был довольно густой, а я старался держаться открытых пространств, чтобы успеть среагировать на опасность, но с другой стороны, я сам становился чересчур заметен. Хлебнув воды из фляги, набрал немного в ладонь и умылся. Ощутив прилив свежести, вынул клинок и стал пробираться через гущу леса, разрубая кусты перед собой. Непрестанно озираясь, я всматривался в переплетения чудных деревьев и пышных кустарников. Никого не было, и это пугало. Листья были очень жесткими, и ветер был не способен как-либо на них повлиять, от чего создавалась сюрреалистичная тишина, в то время как ветер легкими, но ощутимыми порывами обдавал лицо.

            Стало приходить чувство безмятежности, а окружение казалось довольно гостеприимным, как вдруг я заметил движение. Постоянно чудилось, что на самой границе поля зрения, кто-то прыгает между деревьями.

Постепенно я стал все чаще замечать силуэты в тени. Руки немного задрожали. Перехватив поудобнее меч, стал активнее рубить ветки и прорываться вперед, как в какой-то момент прямо под моими ногами не пронеслась тень. Я обернулся, для того чтобы увидеть то, что ее отбросило. Но сразу же за спиной раздался визг. Резким движением я выставил меч в сторону источника звука. Толчок. Существо, бросившееся на меня напоролось на клинок и истошно вопя щелкало клювом и било когтями по лезвию. Ошеломленный, я почувствовал, как по моей руке стекает кровь, к счастью не моя. Опустив крохотное животное на землю, вынул меч, оно уже не подавало признаков жизни. Не успев осмотреть хищника, я снова заметил движения по сторонам, а за спиной раздался крик десяток глоток. Рванув изо всех сил, я устремился туда, где как мне показалось, был выход из чащи. Они приближались, я слышал, как существа прыгали по деревьям совсем рядом, время от времени доносился вой с разных сторон. Снова пытаются напасть! Я услышал, как одно спрыгнуло на землю, и немного пробежав за мной, прыгнуло. Удачно увернувшись, я увидел, как существо пролетело впереди меня, кувыркнулось и, развернувшись, приготовилось снова наброситься. Но не успело, лишь развернувшись, хищник ощутил мощный удар армированным берцем прямиком в голову. Я почувствовал хруст, а хищник с кровавым, булькающим хрипом укатился в сторону. Оставалось пробежать пару десятков метров, почему-то мне казалось, что вне деревьев они отстанут. Чуть ли не выпрыгнув на заветную поляну я пробежал еще немного, как что-то схватило меня за ногу, перевернувшись в падении, нанес удар мечом и снес голову крупной особи «птицеящера», которая отчаянно пыталась вонзить острые когти сквозь плотное плетение в районе голени. В таком полулежачем положении я еще некоторое время разглядывал обезглавленный труп и лес…. Он растянулся длинной, почти ровной полосой, вдоль обширной поляны у подножья горы. Деревья с этой стороны были намного выше, чем с той, где я только заходил в чащу. Вглядевшись, я заметил у верхушек тех существ, которые охотились на меня. Они наблюдали ненавистными взглядами, должно быть, пытаясь понять, что они сделали не так.

            Переведя дух, я поднялся и отряхнулся. Часто оглядываясь, я шел в сторону подножья. Скоро предстоит не легкий подъем, но благо склон был не слишком крутой.

            Наконец удостоверившись, что преследовать меня никто не собирается, пошел сквозь поляну. Флора здесь была очень разнообразная, довольно часто я натыкался на стебли растений, которые цеплялись за волокно костюма и оставляли небольшие порезы. Стараясь заранее замечать эти растения, обходил их или притаптывал к земле, отчего те с сочным хрустом ломались. Поле казалось бесконечным, к тому моменту, как я оказался у самого подножья, уже начало вечереть. Забраться на самую вершину, у меня физически не получится, поэтому я выбрал своей целью внушительную площадку на склоне, на которую можно забраться, если аккуратно пройти по небольшому, узкому выступу вдоль склона. Восхождение заняло часа два, перед тем как я ступил на почти идеально ровную каменную площадку, выступающую из почти отвесного склона. Пора готовить ночлег. Так как, путь, ведущий сюда всего один, обезопасить себя от гостей оказалось не так трудно. Напечатал несколько пиропатронов и изготовил из них мины при помощи устройств сигнализации и металлической стружки. Заложил их вдоль подъема. Из остатков углеродного материала сделал небольшую палатку, которая должна защитить от ветра и холода. Закончив готовиться к привалу, стал разглядывать окрестности, отсюда было видно почти все, я не мог увидеть местность по ту сторону горы, но мог составить карту местности, где располагалось мое убежище. Пока я любовался пейзажами, «УНИ» подключился к моему нейроинтерфейсу и записывал данные, составляя модель местности. Темные леса, где изредка вспыхивало зеленое пламя, цветные поляны, холмы, скалы. Я видел живой, тёмно-зелёный лес, который пришлось пересечь, чтобы попасть сюда, отсюда я смог рассмотреть крупную просеку, через которую можно пройти, без необходимости заходить в чащу. Нужно всего лишь сделать небольшой крюк, чтобы обойти «взрывные» топи, и по идее можно безопасно вернуться домой.  Я старался разглядеть все в мельчайших деталях, жадно всматриваясь в каждое дерево и в каждый камень, что только мог увидеть с такой высоты, нужно чтобы «УНИ» сделал, как можно более детализированную схему, чтобы можно было более эффективно прокладывать маршруты.

            Вдоволь насмотревшись, я залез в палатку и принялся создавать чертеж радиостанции. Хорошую вышку сделать не получится из-за недостатка металла, но из того, что есть, получится возвести высокую антенну, которая будучи усилена приемопередающей станцией шестого поколения, покроет площадь до самого убежища и далеко за его пределы. Если повезет, я смогу через эту станцию связаться с выжившими, прямо из своего бункера.

            Даже если они не догадаются построить такой ретранслятор, моей вышке хватит чувствительности, чтобы поймать сигнал. Нужно только построить аккумулятор и солнечные батареи. Аккумулятор сможет питать станцию максимум пару часов, мощнее сделать не получится, поскольку кончается собранная мною, взрывоопасная смола, богатая электролитами. Кремния на солнечные батареи хватит тоже впритык. Не слишком радужно, но хотя бы в дневное время получится поддерживать связь, если, разумеется, в окрестностях есть выжившие.

            С оптимистичными мыслями, сохранил проект радиостанции и стал готовиться ко сну. Включил мины на подходе к лагерю и дождался, пока они пискнут, уведомляя о входе в режим охраны.  Положил «УНИ» рядом с собой и отсоединил баллон с воздухом, чтобы не мешал спать. Включил воздушный фильтр на маске и опустил окуляр прибора ночного видения, не включая его. Подложив под голову походную сумку, умиротворенно уснул.

Часть 5. Агент.[]

            Спать в костюме было некомфортно, лечь на спину не давали наспинные крепления, а лежа на боку, неприятно сдавливались конечности. Кое-как приняв удобное положение, удалось подремать несколько часов, прежде чем снаружи раздался писк сирены и глухие хлопки, за которыми следовало жуткое клокотание. Выскочив из палатки с мечом наперевес, стал обдумывать пути отступления. Проход всего один, а вокруг отвесный обрыв. Можно использовать лебедку в «УНИ» чтобы спуститься! Но сначала нужно оценить угрозу. На пути к лагерю было установлено пять ловушек, взрывов было только три. Подбежав к спуску, я смог осмотреться. К моему удивлению, я увидел два трупа существ, отдаленно напоминающих земных волков. Дальше по спуску удирали еще пять похожих особей. Ненадолго притаившись, дождался, пока стая скроется из виду. Взял «УНИ» и выключил оставшиеся ловушки, чтобы подойти и осмотреть тела существ.

            Подойдя к трупу, пошевелил его мечом. Мертв. Хищник представлял собой гибрид рыси и ящера, туловище было оковано броней из костяных наростов и слоев хитина. Были отчетливо видны сплетения мускул и сухожилий, на которых отсутствовала кожа. На морде имелось две пары органов, которые, скорее всего, исполняли роль глаз. Мина взорвалась, перебив первому животному глотку, второй хищник дважды подорвался и был сильно изрешечен осколками.

            Боюсь представить, что могло случиться, если бы вся стая смогла бы подобраться ко мне, меня бы шустренько скушали. Мне необходимо огнестрельное оружие,  думаю, у меня могло бы получиться соорудить огнемет. Нужно лишь добыть той горючей смолы. Хотя нет, его будет тяжеловато таскать.… Так, сперва вышка.

            На постройку каркаса ушло около трех часов, подняв семиметровую башню при помощи лебедки, я приступил к постройке самой установки. Цилиндр приемо-передающей головки был готов всего за полчаса, и победно устремился к вершине башни при помощи закреплённого на ней кабеля. Труднее всего будет построить основной блок. Чтобы охватить, как можно большую территорию нужно строить вихревой радиоизлучатель, эта штука сможет уловить даже самый слабый сигнал и передавать информацию на огромные дистанции даже вне прямой видимости. Провозившись около шести часов, я смог, наконец, изготовить прибор размером с ладонь. Подключив конец кабеля к прибору, закрепил его на основе башни. Осталось разобраться с питанием. Провозившись еще добрых пару часов с постройкой солнечной панели, установил ее на башню со светлой стороны. Замерил питание, которого оказалось более чем достаточно. Батареи решил не ставить. Настал момент проверить работоспособность вышки. Настроив «УНИ» на прием и передачу сигнала через станцию, стал прослушивать эфир. Из динамика раздавалось лишь громкое шипение. Похоже, гора создает помехи. Немного откалибровав вышку, смог добиться чистоты эфира. С большой надеждой я включил микрофон и произнес: «Прием! Есть кто живой? Отзовитесь!». Немного погодя, повторил свое сообщение. С замиранием сердца, вслушивался в легкое шипение динамика. С каждой секундой, мир вокруг меркнул, пока из прибора, сквозь жуткое шипение, не донеслось: «Прием! Вас слышу! Назовитесь!» Трясущимися руками, я пытался нажать кнопку микрофона. Моему счастью не было границ!

- «Бриз, старший инженер четвертого корпуса, как у вас остановка?»

Спустя минуту пришел ответ:

- «Бр… забей на формал…, я чертовски рада тебя слышать, но я сейчас в полной заднице. У меня на хвосте какие-то чудища. Мне…» из динамика раздаются громкие звуки, и тяжелое дыхание.

- «Не могу говорить, они близко… не знаю смогу ли оторваться»

- «Где вы находитесь?»

- «Откуда мне знать? Я немного не местная.»

- «Примерные ориентиры?»

- «Лес…по обе стороны от меня, справа высокая гора, где-то вдалеке небольшие холмы. Солнце слева.»  - Я начал рассматривать свою виртуальную карту, пытаясь найти описанные места, через пару мгновений я готов был примерно определить местоположение этой дамы. Она совсем рядом!

- «Бриз! Ты еще там? Моя рация барахлит… если что… мой позывной «Лис»»

- «Я знаю где это! Держитесь на расстоянии от лесного массива, видите болотистый участок?»

- «Ямы с противной жижей? Да, примерно в ста метрах.

- «Отлично! Это место нужно будет обойти по левой стороне, затем идти справа вдоль леса до широкой просеки, я буду там».

- «Принято, надеюсь, есть чем отбиваться от этих тварей… ох черт, черт, черт. Вон они! Конец связи.

            Связь оборвалась, Лиса, как она представилась, в трех километрах. Нужно торопиться! Связал радиовышку со своим «УНИ», теперь она будет усиливать встроенную слабенькую рацию. Не теряя ни минуты, накидал схему примитивного огнемета, «УНИ» не стал сопротивляться при сборке. Конструкция из стальных труб выглядела внушительно. Чтобы компенсировать тяжесть, сделал несколько креплений, и прикрепил к бедру. К одному из клапанов огнемета подключил свой кислородный баллон. Теперь нужно горючее. Схватив только «УНИ», побежал к ближайшим топям. Путь казался бесконечным, натянув на лицо маску включил противогаз. Стал пробираться к ближайшей яме с черной как смерть жидкостью, неподалеку уже полыхало зеленое пламя грозясь перекинуться на всю округу, не теряя ни минуты начал закачивать в «УНИ» вещество. Никакой реакции на мое вмешательство не последовало. Чтобы не испытывать судьбу, поспешил удалиться как можно быстрее. Теперь нужно лететь к точке рандеву. На ходу подключая «УНИ» к баку огнемета, я почти добежал до просеки. Тяжелая конструкция усложняла бег, но когда от тебя зависит чья-то жизнь, ноги сами несут тебя вперед. Раньше я бы все, что угодно отдал лишь бы мне дали побыть одному, но сейчас… как же резко все поменялось.

             Вот и выход из просеки. Завернув за угол, вдалеке я увидел несущуюся со всех ног даму в армейском маскхалате, и стаю существ напоминающих помесь медведя и тигра, они были метрах в ста позади нее и неспешно нагоняли жертву.

            Я побежал навстречу, сердце бешено колотилось, норовя выпрыгнуть из груди. Когда мы уже почти достигли друг друга, звери были уже совсем рядом. С криком - «Ложись!», я припал на одно колено и повернул вентиль баллона с кислородом. Спуск, огонь… Вещество под высоким давлением вырвалось из дула огнемета,  мгновенно воспламенившись. Огненный смерч устремился вперед, встретившись с самым резвым зверем, за секунду испепелив его. Лис, тем временем отползла мне за спину. Один из «Медвежьих тигров» озадаченно затормозил позади своих собратьев, которые попытались кинуться на меня в атаку. Одно движение, и огненный поток белого пламени зажарил атакующих.  Еще один попытался обойти меня сбоку, но вовремя среагировав, я и его отправил на тот свет. Оставшиеся особи не стали рисковать и спешно уносили ноги. Давление начинало падать, а я все жал на спуск, выстреливая адское пламя, руки свело судорогой, а в груди возник неприятный спазм. С трудом отключив огнемет, скинул его с себя. Раструб полностью расплавился и если бы не защитный костюм я бы сам испекся.

            По телу пробежал холодок, а в глазах стало потемнело, словно мешок, я упал на землю.

            Казалось, прошла всего минута, как я с удивлением очнулся. Мне с большим энтузиазмом лепили пощечины.

- Подъем! Живой ты лучше смотришься!

- Я… я в порядке….

- В порядке? Это я в порядке! А ты, похоже решил зажмуриться.

- Где мы?

- К сожалению, недалеко. Ты немного тяжеловат и в сумку не помещаешься, к твоему счастью. А ту бандуру, что ты тащил, я вообще едва от земли оторвать смогла, бросила, поскольку от этой штуковины все-равно мало что осталось.

- А… это…, извини… что-то, туго соображаю. Что случилось?

- Ну… если бы я пробежала кросс, с сорокакилограммовой хреновиной, мне бы тоже стало нехорошо.

- Есть хочешь?

- Эмм, откровенно говоря... чертовски хочу есть. Причем третий день подряд.

             Поковырявшись в карманах, достал изрядно помятый кирпичик питательного рациона, немного отломил себе, остальное отдал своей новой спутнице.

- «НЗ»? Лучшая вещь во вселенной!

            Лис, с наслаждением принялась поглощать содержимое пайка. – «Знаешь, спасибо тебе. Если бы не ты, меня бы загрызли. Либо те твари, либо чувство голода. Так, что я вдвойне тебе обязана.» - Улыбнувшись в ответ, я  попытался получше разглядеть ее. Короткие рыжие волосы, поверх которых повязана жёлто-зелёная бандана. Под плащом была форма, которая вызывала множество вопросов. – Лис, а ты из какого отдела?

- В смысле отдела? Я из отряда десантников. Была снайпером в группе. Нам удалось сбежать на нашем шаттле, когда нас атаковали механоиды.

- Кто!?

- Ты что, на рыбалку ездил, когда наш носитель атаковали? Кто еще мог на нас напасть? Или ты…

- Не напомнишь, как называется наш… эмм… носитель?

- Наш носитель назывался «Господин Б», но у меня закрадывается такое чувство, что твой, назвался немного иначе, не так-ли…?

- «Стрела»…

- Что?

- Так назывался мой крейсер.

- Серьезно? Ты с другого корабля? Вот так совпадение. Вот что так в небе полыхало. А я думала, груз с нашего носителя сошел с орбиты, вот и направилась в эту сторону, когда увидела следы на небе. И тогда откуда ты родом? С колонии 2? Те типчики частенько гоняют свои колымаги в глубокий космос.

- Нет. Почти. «Господин»…. Звучит знакомо. С чего такое название?

- Да это же каждый ребенок знает, в честь основателя. Первого корабля развернувшего колонии на планете и ее спутнике, единственного корабля с полноценным ядром ИИ, корабля «Господство».

- Охренеть…

- Что тебя так удивляет?

- То, что «Господство» успел возродить человечество, и заново развить его до космической эры.

- Ты меня пугаешь… Погоди, ты сказал что твой крейсер называется «Стрела», верно?

- Ну?

- Это случаем не…. Нет. Просто быть этого не может…, мне ведь еще прабабушка про это говорила, истории рассказывала, услышанные от своей прабабушки…

- Интересно послушать.

- Да ты ведь не серьезно? А если это и так, значит что легенда всего нашего народа, теперь все лишь легенда…

- Отныне.

- Все равно не верится….

- Думаю, стоит поговорить в более безопасном месте. К тому же погода начинает портиться.

- В точку!

            Молча мы начали собираться. Нам обоим было над чем подумать. Лис что-то складывала в свою небольшую сумку, а я пытался встать на ноги. Мышцы ныли, а руки дрожали. Какой же я дуб, раз уж не взял с собой ничего из медикаментов. А стимулятор бы мне сейчас пригодился. С трудом переставляя ноги, попробовал пройтись. Вроде жить можно.

            - Ну что? Веди? – бодро сказала Лис.

            Мы двинули в сторону бункера. Стоило довести до ума радиовышку, но сейчас не время. У меня еще будет возможность вернуться, а на данный момент, связь будет только в ясный солнечный день.

            Я старался обойти лес стороной, через тропы, которые обнаружил с высоты. Когда Лис обратила на это внимание, я рассказал ей про местных обитателей. На, что она без особых эмоций ответила, что такие зверушки ей частенько попадались, но ни разу не нападали.

            Путь занял немного больше времени, но зато обошлось без происшествий. Впереди уже можно было разглядеть дверь убежища. Чтобы открыть дверь, пришлось постараться, поскольку замок никак не реагировал на команды консоли «УНИ», лишь приложив устройство вплотную, замок отозвался и отомкнул створку. «Ничего себе, ты тут расположился. Кочкин бы оценил.» - Лис восхищенно осматривала помещение. «Как тебе удалось все это построить? Чувство безопасности просто зашкаливает, а это поверь, дорого стоит.» - Констатировала Лис.

            Не стал раскрывать подробности, касаемо моих инструментов, предложил Лис прогуляться, покамест я подготовлю нам ночлег. «Ты уж постарайся там, на чем попало я не сплю, только на высококачествнном черноземе.» - в шутку сказала она и не торопясь, скинув плащ с сумкой, отправилась наружу.

            Мне стоило поторопиться. Материалов оставалось крайне мало, почти вся сталь ушла на постройку радиостанции. Из остатков, удалось сделать пару простеньких каркасов. Придется все-таки идти за материалом. Я знал что может идеально подойти в качестве лежака. По пути к моему посадочному модулю, я увидел Лис. Она сидела на большом булыжнике и увлеченно рассматривала какой-то предмет. Она вопросительно взглянула на меня, на что я жестами показал, что пока еще работаю.

            Добежав, я срезал еще часть обшивки, пополнив запасы стали. С большим трудом извлек из саркофага крипто-сна, эргономичную форму из упругого геля. Изготавливается она индивидуально, но тем может подстраиваться под индивидуальные особенности любого человека. Свернув желеобразный матрац в рулон, привязал его за спиной. Наковырял еще обрывков теплоизолятора, для собственного спальника. Быстро направился назад. Лис сидела около двери и загадочно смотрела в мою сторону. Забежав вовнутрь убежища, быстро улучшил койки и прикрепил форму из саркофага. Получился очень удобный лежак. Из собранных обрывков, слепил себе матрац попроще. Спальные места готовы. Из этических соображений улучшил водную систему, организовав душ, слив и занавеску. Вопрос гигиены тоже решен. Пригласил Лис зайти.

- Знаешь, Кочкин два дня убил, сооружая из веток примитивное укрытие, а ты за полчаса соорудил две полноценных кровати и душевую. Просто. Как?

Я вкратце рассказал об «УНИ» и своей профессии.

- Ты меня озадачил. Я видела нечто подобное, но такие технологии использовали лишь Конструкторы из Роя механоидов.

- Вообще мы переняли эти устройства от иных инопланетян.

- Неужели ты говоришь про «Черный Легион»?

- Я не уверен, как вы называете тех, кто уничтожил Землю, но мы их звали «Непознанные».

- Ах да, глупое название если честно. Мало кто сейчас верит в их существование.

- Сколько лет прошло с момента создания вашей колонии? – Лис присела на свою кровать и задумалась.

- Уже три земных века прошло.

- А ведь еще до того, «Господство» черт знает сколько подыскивал вам место. Как же давно я родился.

- Насчет этого, объясни, как тебе удалось так хорошо сохраниться? Ты либо вел очень здоровый образ жизни, либо большой фанат омолаживающего крема.

- Между перелетами я пребывал в стазисе.

- Прикольно!  А что еще у вас такого было, что можно было описать словами «хайтек магия»?

- Наверное… да много чего. За пару дней до последнего сеанса анабиоза, нам обещали выдать персональные генераторы щита.

- Вещь…

- Да. Это точно.

- А мы достигли больших успехов в агрономии… блин, как будто разговариваю с отголоском древности… без обид.

- Да чего уж там, у меня голова идет кругом от последних событий. Вот скажи, как в бесконечном пространстве космоса, мы умудрились потерпеть крушение на одной и той же планете?

- Думаю, я знаю как. Мы получили сигнал из дальнего космоса. Вернее его получил наш первый ИИ, тот, что с «Господства». Какие-то квантовые технологии и прочая лабуда. Позже выяснилось, что это был сигнал бедствия от другого корабля из «Великой Троицы».

- «Верности»!?

- Да, верно. Нам пришли координаты с привязкой к земному времени. Около пяти лет ушло на подготовку экспедиции.

- Вот так совпадение.

- Что-то многовато совпадений.

- Вы летели сюда около года?

- Агась, скукотища безмерная.

- Мы тоже примерно шесть лет добирались сюда. Выходит, мы летели по той же причине. А официально говорили что обнаружили новую, необычную планету, представляющую научный интерес.

- Мда…, знаешь, такое чувство, что нас кто-то на живца ловил.

- Да, есть такое.

            Мы лежали на своих койках и думали о своем. Лис иногда поглядывала в мою сторону, желая что-то спросить, но никак не решалась. – «Слушай, Бриз» - «Что?» - ответил я. «Ты ведь техник, сможешь починить мою винтовку?».

- Винтовку?

- Да вот, у меня в сумке, по кусочкам лежит.

- Могу посмотреть.

- Спасибо, не серчай, но мне надо поспать, неделька выдалась бессонная.

 Лис передала мне небольшой, но увесистый мешок и отправилась обратно на свою койку. Легла, укрывшись плащом.

            В мешке было множество деталей, коих мне еще не доводилось видеть. Провозившись около трех часов, чтобы только разобраться с устройством и собрать все воедино, пришлось потратить еще немало времени, чтобы выявить все неисправности. Винтовка работала на принципе магнитного ускорения снаряда. Катушки были сильно повреждены, из-за чего пришлось их заново наматывать, переплавляя сверхпроводник, из которого они были сделаны. Проводка, идущая от энергоблока, была сожжена, ее необходимо было заменить. Сам энергоблок, очень сильно напоминал батарейный модуль «УНИ» и был на удивление в полном порядке.

 Отрегулировав все силовые узлы, я проверил прицел. Электроника сожжена. Пришлось изготавливать новые детали, «УНИ» прекрасно справляется с этой задачей, но лучше бы иметь сборочный стол. Наконец, разобравшись со всеми очевидными неполадками, я смог сделать вывод, винтовка пережила взрыв ЭМИ невиданной силы.

            Переключив тумблер на энергоблоке, я почувствовал, как оружие начало вибрировать. Винтовка была очень компактной, длиной не более метра, но я представлял, какую мощь она таит в себе. Изготовив патрон из чистой стали, вставил его в блок ускорителя. Выйдя на улицу, я решил испытать пушку. Взявшись за рукояти, я заглянул в прицел. В нем отображались голограммы некоторых важных показателей, таких как запас энергии или количество патронов. При повороте ближнего кольца цилиндра прицела, менялась его кратность, при повороте дальнего, отображалась траектория полета пули. Прицелившись в дерево где-то вдалеке, я слегка нажал на курок. Конденсаторы стали накапливать энергию, издавая приятное гудение. Наконец, спустил курок, катушки на мгновение задрожали. Выстрел был почти беззвучен, мне сначала показалось, что я промазал, но через прицел я смог разглядеть тлеющую точку с краю древесного ствола.

            Не успев, как следует порадоваться своему успеху, я был вынужден укрыться в бункере, так как с неба полил ливень.  

            Зайдя внутрь, поставил винтовку у койки Лис. Та мило похрапывала, уткнувшись в неотесанную каменную стену. Стало холодать. Подкинув дров в печь, подождал, пока они разгорятся. Умывшись теплой водой лег на свою койку. Крепления на спине нужно сделать съемными…

            Атмосфера располагала ко сну, а нужно столько всего обдумать. Как же тесен мир. Даже разлетевшись в три разные стороны, мы все-равно встретились в одной и той же точке. Где то на этой планете покоится остов «Верности», послуживший всему причиной. На орбите крутятся останки еще двух кораблей. Если «Стрела» и выжил, ему сейчас не сладко. Забавно, а я ведь никогда и не задумывался куда ведут нас наши «большие дяди», мне было все-равно, куда пальцем покажут туда и летим, а сейчас обидно, что нас не посвятили в истинные цели миссии. Может, не хотели говорить, что нас стало еще меньше. А может еще, какие причины были. Засыпая, нащупал клавиши на консоли «УНИ» заперев замок на двери. С чувством выполненного долга провалился в сон.

Advertisement